Официальный сайт Посольства Российской Федерации в Ямайке
четверг, 13-12-2018
Посольство Российской Федерации в Ямайке
рус  /  eng

Текущее время

Москва: 13:42
Кингстон: 04:42
 

Адрес: 22 Norbrook Drive, Kingston 8, Jamaica
Тел.: +1 (876) 924-1048 Факс: +1 (876) 925-8290
Телефон экстренной связи в случае чрезвычайной ситуации - +1 (876) 493 66 31.
Электронная почта: russianembassyjamaica@gmail.com

 
Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи со слушателями и профессорско-преподавательским составом Академии управления при Президенте Республики Беларусь, Минск, 29 мая 2018 года
29/05/2018

Уважаемый Геннадий Владимирович,

Уважаемые коллеги, друзья,

Спасибо за возможность выступить в Академии управления при Президенте Республики Беларусь – одном из ведущих учебных и научных заведений вашей страны. Знаем о том значении, которое придает Академии лично Президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко, рассматривая ее в качестве подлинной кузницы высокопрофессиональных и инициативных перспективных кадров, достойных самых высоких должностей. Мы в Российской Федерации также уделяем особое внимание подготовке т.н. «социальных лифтов», выявлению наиболее талантливых, активных и преданных своей стране молодых людей.

Хотел бы поздравить ректора Г.В.Пальчика с назначением на этот ответственный пост, как я понимаю, всего неделю назад. Уверен, что его опыт поможет обеспечить успех в деятельности Академии и решении поставленных перед ней масштабных задач.

Рассчитываем также на продолжение сотрудничества Академии с учебными заведениями Министерства иностранных дел Российской Федерации – МГИМО(У) и Дипломатической академией. Связи между ними уже многие годы осуществляются весьма плодотворно и взаимно обогащают студентов и преподавателей, помогают реально укреплять дружеские связи между нашими союзническими государствами.

Мои встречи с белорусской молодежью становятся уже доброй традицией, это говорит о высоком уровне доверия и взаимопонимания между Российской Федерацией и Республикой Беларусь. Мы надежные союзники и стратегические партнеры. Наши отношения носят действительно всеохватывающий характер, в чем мы сегодня в очередной раз убедились во время часовой беседы у Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко и в ходе подробных переговоров в Министерстве иностранных дел Республики Беларусь с Министром В.В.Макеем.

Мы тесно сотрудничаем по линии Союзного государства, укрепление которого – наш безусловный совместный приоритет. Конкретные пути повышения его эффективности зафиксированы в новом важном документе, который называется Приоритетные направления и первоочередные задачи дальнейшего развития Союзного государства на 2018-2022 годы. Этот по-настоящему и по-хорошему амбициозный документ должен быть утвержден на ближайшем заседании Высшего Государственного Совета Союзного государства. Он охватывает весь спектр вопросов двустороннего сотрудничества – от формирования единого правового пространства, включая координацию процесса сближения наших законодательств, – до экономических, гуманитарных и иных обменов. Не менее тесно мы взаимодействуем и в других многосторонних структурах, прежде всего ЕАЭС, ОДКБ, СНГ и, конечно, на площадках ООН, ОБСЕ,  с недавнего времени ШОС, где Белоруссия уже два с половиной года является наблюдателем, что открывает возможность для активного участия в целом ряде конкретных направлений деятельности Организации, включая Региональную антитеррористическую структуру (РАТС).

Свой вклад в общие усилия по упрочению российско-белорусского союзничества и стратегического партнерства, конечно же, вносят дипломатические службы. В основе нашего взаимодействия в мировых делах – двухгодичные программы согласованных действий в области внешней политики. Очередная такая программа была подписана в ноябре прошлого года на 2018-2019 гг. в ходе совместного заседания двух коллегий министерств иностранных дел наших стран. Она уже осуществляется и будет вынесена на одобрение президентов наших стран во время заседания Высшего Государственного Совета. Опираясь на положения этих программ, мы координируем подходы по ключевым проблемам современности, самым злободневным проблемам и предпринимаем в рамках этой координации необходимые практические шаги. О доверительном характере нашего диалога свидетельствуют регулярные совместные заседания, которые проходят ежегодно, и ежегодные обмены визитами министров иностранных дел России и Белоруссии.

Сегодня такое сложение внешнеполитических усилий особенно востребовано. Ситуация в мире остается непростой, нельзя сказать, что она улучшается. Слишком много накапливается рисков и угроз. Продолжаются глубинные сдвиги в системе мироустройства, в результате которых государства Запада, которые несколько столетий доминировали в мировом развитии, постепенно утрачивают свои позиции, потому что появляются и укрепляются новые влиятельные международные игроки, в том числе в Азии и Латинской Америке. Они, обладая растущей экономической мощью и большими финансовыми возможностями также начинают ощущать возможность оказывать политическое влияние на мировые процессы. Безусловно, для наших западных партнеров болезненно отказываться от привычного порядка, когда в течение 4-5 столетий моду задавали на Западе. Но это объективный процесс, тут ничего не поделаешь, нужно просто воспринимать это как реальность и включиться в эти неизбежные, естественно развивающиеся процессы.

Надо начинать с уважением относиться к тому, что народы различных стран хотят жить по своему укладу в соответствии со своими традициями и сами выбирать модели развития, которые учитывают их самобытность, историю и ценности. В нынешней ситуации делается немало выводов из того, что некогда популярнейшие ультралиберальные ценности становятся едва ли применимы универсально, как это пытались преподнести еще совсем недавно. Например, если сегодня брать паритет покупательной способности, то Китай в экономическом плане уже вышел на первое место в мире, а он совсем не привержен принципам либерального экономического развития. Он сочетает рыночные механизмы и методы государственного регулирования. Поэтому, когда наблюдают за теми успехами, которых достигает КНР, Индия и многие другие государства, которых мы относим к разряду развивающихся, все это требует переосмысления.

Непростые процессы идут в Европейском союзе. Экономический вес Европы, удельный и относительный вес мировой экономики снижается в силу тех процессов, о которых я упомянул. Внутри Евросоюза идут достаточно противоречивые процессы. Сталкиваются точки зрения о том, как дальше развиваться – либо создавать единые соединенные штаты Европы, о которых мечтали еще классики марксизма, и, как того сейчас хотели бы во Франции, предлагается создать единый бюджет, одного министра финансов и многие другие вещи, имеющие признаки централизованного государства. С другой стороны, есть немало стран в Евросоюзе, которые не хотят терять свою национальную идентичность, свое самобытное лицо, историю и традиции. Мы, в любом случае, с большим вниманием наблюдаем за этим, потому что Евросоюз по-прежнему, несмотря на все ограничения, рестрикции, снижение вдвое товарооборота по сравнению с несколькими годами ранее, остается самым большим, если брать ЕС как объединение, торговым партнером Российской Федерации. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы Евросоюз был сплоченным, крепким, объединялся на основе подлинных национальных интересов всех народов, которые входят в это объединение, был предсказуемым самостоятельным партнером на внешней арене. Пока такую самостоятельность ему не очень-то позволяют проявлять, но об этом можно будет поговорить подробнее в части ответов на ваши вопросы.

Независимо от того, пойдет ли ЕС по одному пути или у него будет самостоятельное будущее, становление полицентричной многополярной системы мироустройства – это реальность. От этого никуда не деться, это процесс небыстрый, но он активно развивается. Все большее влияние в мире приобретают объединения нового типа, которые основаны не на подчинении воли тех или иных стран-лидеров, а на основе баланса интересов. Имею в виду ШОС, которую я уже упоминал, и БРИКС. Обсуждение многих ключевых проблем, от которых зависит развитие мира, сегодня все чаще выносится в «Группу двадцати», в которой государства БРИКС и их единомышленники на равных вырабатывают консенсусные договоренности с теми же странами западной «Группы семи». Думаю, что это очень перспективный формат, потому что в нем никто никому диктовать ничего не сможет, и никаких ультиматумов выдвигать тоже не получается, там нужно договариваться. Именно договариваться, на основе баланса интересов без логики «или/или» – либо ты принимаешь мои требования, либо мы против тебя вводим какие-то наказательные меры. Когда мы наблюдаем за логикой ультиматумов во внешней политике, у нас складывается впечатление, что кому-то может быть даже выгодно создавать в самых разных частях мира хаос в надежде, что он будет управляемым теми, кто этот хаос создает. Последствия такой линии мы видим на Ближнем Востоке и Севере Африки, в Ираке, Ливии, та же попытка была предпринята в отношении Сирийской Арабской Республики. Но эта попытка все-таки уже была купирована. Но не только этот регион является «полигоном» для подобного рода геополитической инженерии. Экспансия НАТО на Восток – это данность. Она продолжается вопреки дававшимся еще советскому руководству клятвенным заверениям этого не делать. Эта экспансия уже привела к фрагментации пространства европейской безопасности, созданию на континенте новых разделительных линий. Особую тревогу вызывает усиление военной активности и наращивание военной инфраструктуры НАТО в непосредственной  близости от границ наших государств.

Разумеется, на все это мы адекватно реагируем, об этом неоднократно говорили Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко. Цель России и Белоруссии – это не конфронтация, не наращивание гонки вооружений, а реализация на деле принципа равной и неделимой безопасности, который был провозглашен в 1990 г. на саммите лидерами всех стран ОБСЕ и который сейчас наши западные партнеры не хотят переводить в разряд юридически обязательных и подлежащих исполнению на практике вещей.

Мы по-прежнему выступаем за формирование общего, мирного, процветающего экономического и гуманитарного пространства безопасности от Лиссабона до Владивостока. Выступаем за отказ от игр с нулевой суммой, когда наши соседи или другие страны ставятся перед ложным выбором – или вы с нами или против нас. Спровоцированный такой порочной логикой глубокий кризис на Украине, к сожалению, привел к расколу общества, к убийственной кровавой междоусобице и экономическому кризису.

Очевидно, что урегулирование конфликта на Украине возможно исключительно политическим путем на основе добросовестного и полного выполнения важнейшего документа, который был согласован (в нескольких сотнях метров отсюда) в феврале 2015 г. в результате почти 17-часового переговорного процесса на уровне президентов России, Украины, Франции и Канцлера Германии. Сейчас этот документ не имеет какой-либо альтернативы, но, к сожалению, мы не видим желания киевских властей выполнить свою часть договоренностей (могу подробнее рассказать об этом во время сессии «вопросов и ответов»). Хочу здесь и сейчас упомянуть т.н. закон «о реинтеграции Донбасса», который прямо предусматривает «наведение порядка» на территории самопровозглашенных республик с помощью армии, что, по сути дела, перечеркивает Минские договоренности. То же самое относится к одиозному закону «Об образовании», который подрывает языковые права национальных меньшинств, в частности русскоговорящего, венгерского, болгарского, румынского и польского. У нас вызывает глубокое беспокойство попустительство украинских властей разгулу националистических, неонацистских настроений.

Мы призываем участников т.н. «нормандского формата», прежде всего Германию и Францию, воздействовать на украинскую сторону, чтобы побудить наших соседей приступить к скорейшему и полноценному выполнению взятых на себя в Минске три года назад обязательств. Особую роль мы отводим Вашингтону, в силу его огромного влияния, а зачастую – прямого управления процессами, которые происходят на Украине в «ручном режиме».

Нас, конечно, удивила поспешность, с которой европейцы уступили антироссийскому диктату США и пожертвовали торгово-экономическими связями с нашей страной. При этом американцы никакого ущерба не несут. Потихонечку, не сильно, но все-таки последовательно за все эти годы товарооборот с Россией у США растет, а многие европейцы достаточно серьезно пострадали, потеряли огромное количество рабочих мест, важные инвестиции. Хотя в последние полтора года тенденция падения товарооборота с большинством европейских стран у нас приостановлена и идет обратный процесс. Мы всячески стараемся ему помогать, об этом, в частности, говорилось в ходе недавних встреч Президента Российской Федерации В.В.Путина с Канцлером Германии А.Меркель и Президентом Франции Э.Макроном.

Мы надеемся, что в Евросоюзе смогут проявить политическую волю и отказаться от выстраивания политики по отношению к России по принципу наименьшего общего знаменателя. У них есть принцип солидарности, но он предполагает выработку консенсусных подходов. Любой консенсус, наверное, это встреча где-то посередине – между крайними позициями. Пока же политика в отношении России диктуется теми, кто настроен русофобски и является в количественном плане меньшинством в Евросоюзе и кто злоупотребляет принципом солидарности и держит весь ЕС на антироссийской ноте.

Мы видим, как особую очень негативную роль играет Лондон, который в буквальном смысле, «охмурил» большинство стран Евросоюза за счет аферы с т.н. «делом Скрипалей». Сначала голословно и огульно обвинив Россию, когда расследование еще даже не начиналось, и оно до сих пор еще продолжается, а потом, уговорив все страны Евросоюза без предъявления фактов присоединиться к высылке дипломатов, пообещав, что позднее факты будут предоставлены. Но далее выясняется, что все эти факты рассыпаются как «карточный домик».

Я уже сказал, что в последнее время ряд европейских партнеров демонстрируют не только интерес, но и готовность вернуться к здравому смыслу, об этом говорилось на уже упомянутых мной переговорах на высшем уровне, а также в ходе визита Президента Болгарии Р.Г.Радева в Российскую Федерацию. О том, что вопросы безопасности Европы не могут быть решены без России, совсем недавно в очередной раз заявил Председатель Еврокомиссии Ж.-К.Юнкер. Сейчас самое главное, чтобы правильные слова и подходы воплотились, наконец, в практические дела и, чтобы мы все смогли сосредоточиться на построении общего созидательного пространства.

Россия, как и Белоруссия, открыта для честного, равноправного взаимодействия со всеми, кто готов работать на такой основе. Сегодня энергичное развитие различных интеграционных процессов становится приметой времени. Нас радует, что Россия и Белоруссия в русле этой общемировой тенденции.                     

Вместе с Арменией, Казахстаном и Киргизией наши государства занимаются обустройством Евразийского экономического союза. За три года он достиг серьезных успехов – функционирует общий рынок, обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проводится скоординированная, единая политика в ключевых отраслях экономики. Благодаря тесному сотрудничеству страны-члены ЕАЭС встали на путь стабильного экономического роста. У нас обширная повестка дня и планы развития интеграции расписаны до 2025 г.

У государств ЕАЭС есть общее понимание необходимости укрепления внешних связей этого объединения. С 2016 г. уже функционирует ЗСТ с Вьетнамом, соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем и временное соглашение о ЗСТ с Ираном. Весьма активно продолжаются переговоры по заключению преференциальных соглашений ЕАЭС с Израилем, Сербией, Сингапуром. Вскоре стартуют аналогичные консультации по подготовке переговоров с Египтом, Индией, со странами Латинской Америки, Африканским союзом. Все это создает необходимые предпосылки для реализации, выдвинутой Президентом России В.В.Путиным инициативы по формированию Большого Евразийского партнерства от Атлантики до Тихого Океана, прежде всего, путем сложения потенциалов стран-участниц ЕАЭС, ШОС и АСЕАН, также оставляя дверь открытой для членов ЕС, поскольку речь идет об одном нашем общем, огромном континенте. Тем более, что все эти интеграционные объединения никогда не принимают односторонних решений, которые предвосхищали бы соответствующие обсуждения на глобальных площадках. Они не пытаются навязывать свои подходы остальному миру. Мы заинтересованы в том, чтобы и ЕС подключался к этим процессам.

Уже сейчас состоялись первые контакты между Комиссией ЕАЭС и Европейской комиссией, пока не на самом высоком уровне и по вопросам, связанным с техническим регламентом, фитосанитарными нормами, но, тем не менее, это практический диалог, который мы всячески поддерживаем, и считаем важным в перспективе дополнять контактами на политическом, высшем уровне.

Дорогие друзья, мир сегодня находится, очевидно, на перепутье. В противовес конфронтационному курсу Россия, как и Белоруссия, работает над гармонизацией и демократизацией межгосударственного общения, укреплением его правовых многосторонних начал. В этом ключе мы продолжим действовать инициативно и активно. Это в очередной раз подтвердил и подчеркнул Президент Российской Федерации В.В.Путин, когда на днях выступал на ПМЭФ-2018. Будем продвигать позитивную повестку дня, нацеленную на объединение всех стран, а не на их разведение и изолирование. Будем работать вместе с нашими союзниками, а Республика Беларусь – наш главный союзник и стратегический партнер. Уверен, что будем наращивать традиционно тесную и эффективную внешнеполитическую координацию на благо наших стран и народов.

Вопрос: Хотела бы поговорить об инновациях. Сегодня наступило время инноваций, они являются непременным условием развития системы, детерминантой этого развития, а также системы государственного управления. Современный управленец должен обладать целым рядом компетенций в сфере увеличения производительности своего труда, чтобы он мог отвечать не только за работу, которую выполняет, но и за всю отрасль.  Какие инновации в сфере управления Вы считаете наиболее эффективными?

С.В.Лавров: Если бы я работал министром массовых коммуникаций и цифровой экономики (у нас теперь цифровизация является одним из главных приоритетов в деятельности нашего Правительства), я бы Вам на профессиональном языке изложил, как можно использовать цифровые технологии и прочие инновации в повышении качества государственного управления. Поскольку я управляю МИД России, могу сказать, что у нас цифровые технологии активно внедрены в работу. Мы активно функционируем в социальных сетях. Наши порталы пользуются большой популярностью. Конечно, мы участвуем в программе «электронное правительство», которое повсеместно у нас внедряется в общегосударственном масштабе.

Добавлю, что именно потому, что я занимаюсь дипломатической работой, вынужден говорить крамолу и заявить, что во внешнеполитической деятельности никакие технологии, а их, конечно, нужно внедрять в работу, не заменят живого, человеческого общения. Потому что можно, конечно, довести до совершенства мгновенный обмен информацией – направляешь запрос, тебе твои партнеры скидывают ответ на электронную почту, но это не заменит контакта, когда ты смотришь партнеру в глаза и понимаешь, что то, что ты от него слышишь – это на самом деле так, или же это зондаж и у него есть какая-то запасная позиция. Только в таком живом разговоре можно понять, где пределы твоих возможностей на этом конкретном внешнеполитическом направлении.

Поэтому, кратко, исходя из моей работы, профессии и должности: полный вперед всем передовым технологиям, но ни в коем случае не забываем о живом человеческом общении.

Вопрос: Опираясь на Ваш многолетний опыт управления, скажите, какими важнейшими качествами должен обладать эффективный управленец?

С.В.Лавров: Возвращаюсь к ответу на первый вопрос. У нас специфическое управление, где невозможно расписать заказ-наряд на каждый случай. У нас есть федеральные целевые программы в сфере промышленности, транспорта и торговли, в которых не только вполне приемлемы, но необходимы количественные показатели, которых необходимо достичь. Заложить такую же бюрократическую стройность в планирование внешнеполитических действий невозможно. Например, можно записать, что необходимо произвести столько-то тонн чугуна или алюминия. А как написать, сколько договоров, соглашений заключить с соседними странами? Мы же не сами это делаем. Здесь есть второй партнёр, который не подчиняется твоим управленческим требованиям и решениям. Поэтому если брать управление с точки зрения МИД, то самые главные качества – доверять сотрудникам, делегировать полномочия, децентрализовывать ведение дел по регионам, странам и не пытаться всё держать в одних руках, потому что это невозможно. Нужна специфика в знаниях, опыт работы в конкретном регионе, понимание традиций. Работать в Африке – не то же самое, что в Европе, Азия – не Латинская Америка и многое другое. Самое главное, делегируя ответственность, принятие решений или подготовку предложений на уровень профессионалов среднего звена (молодое звено должно сначала набраться опыта), необходимо требовать от них очень чёткой отчётности о том, что удалось сделать (если нет, то почему) и анализа. Если что-то не получилось из-за позиции партнёра, что нужно предпринять, чтобы эта позиция приблизилась к твоей (может быть в твою позицию внести изменения)? Можно часами рассказывать, как всё это происходит. Но прежде всего это индивидуальная работа, основанная на понимании общей стратегической линии внешней политики, задаваемой Президентом страны, которая потом транслируется, переводится на язык практических директив по каждому направлению работы.

Вопрос: Каким образом решать вопросы в области безопасного и устойчивого функционирования сети Интернет при существующем порядке распределения ресурсов и управления?

С.В.Лавров: Сразу отвечу, что сложно. Более десяти лет в рамках такого специализированного учреждения системы ООН, как Международный союз электросвязи, идут разговоры о том, как управлять Интернетом. По понятным причинам США не сильно заинтересованы в таких дискуссиях и поэтому пока ни до чего конкретного с кибербезопасностью, киберпреступностью и с обеспечением единых правил деятельности в киберпространстве не дошли.

Мы активно продвигаем две инициативы: проект резолюции Генассамблеи ООН, который был инициирован странами-членами ШОС и предполагает формулирование правил ответственного поведения в информационной сфере для всех государств, приглашая их подписаться под едиными правилами поведения. И второе – проект международной конвенции, которая посвящена борьбе с киберпреступностью. В обоих случаях нас поддерживает подавляющее большинство стран, но есть некоторые западные коллеги, которые везде пытаются увидеть подвохи, хотя мы открыты к самому широкому и содержательному диалогу.

Например, США нас обвиняют во вмешательстве в их выборы, злоупотреблении Интернетом, соцсетями и прочих киберпреступлениях. Задолго до того, как всё это началось, ещё при Б.Обаме и Х.Клинтон, когда американцы отказывались от наших предложений сформировать и сделать постоянно действующую двустороннюю рабочую группу по кибербезопасности и киберпреступности, где могли бы рассматриваться напрямую между профессионалами любые озабоченности, которые возникают у каждой стороны по отношению к другой. Они отказались. После этого мы с ними договорились в марте этого года провести встречу с участием представителей не только МИД обеих стран, но и профильных министерств и служб безопасности по кибербезопасности. Они в последний момент просто не приехали на место встречи, каковым была выбрана Женева.

Недавно наши германские партнёры, согласовав встречу двусторонней рабочей группы по вопросам информационной безопасности и борьбы с информационными преступлениями, отказались от проведения её заседания, потому что им пришла информация, о том, что какая-то группа хакеров под названием «Снейк» пробила сайт министерств обороны и иностранных дел Германии. Когда я спросил своего коллегу, нового Министра иностранных дел Х.Мааса, почему отменили переговоры, он ответил, что они не могли ехать на эти переговоры сразу после того, как мы на них напали. Я ответил, что впервые слышу про эту группу «Снейк» и спросил про доказательства. Всё это похоже на происходящее в т.н. «деле Скрипалей», химической атаке под Дамаском или случай с малазийским «Боингом», которые тоже являются ярким примером того, как сначала выносится приговор, а потом завершают расследование. Вот в такой обстановке приходится работать.

Возвращаясь к тому, о чём я говорил с этой трибуны – позиция ЕС, включая такие солидные страны, как Германия, формируется русофобскими настроениями очень агрессивного меньшинства и работает больше на нынешнюю вашингтонскую русофобскую кампанию, нежели на интерес ЕС. Те инициативы, о которых мы говорим, продолжают нашу, проводимую уже лет 10, работу в ООН по теме обеспечения международной безопасности всех стран в информационном пространстве. Там работали две группы правительственных экспертов, которые подготовили хорошие рекомендации. Мы очень заинтересованы, чтобы эта работа не тормозилась, хотя в последнее время наблюдаем, как США не очень хотят делать эти вопросы предметом консенсуса, который очень важен для продвижения таких вещей. Это возвращает нас к тому, кто и как управляет Интернетом и заинтересован ли кто-то в том, чтобы это направление было демонополизировано.

Вопрос: В первую очередь, хотел бы Вас поблагодарить за такую встречу. Для нас, как будущих специалистов в области международных отношений, это бесценный опыт.

Как здесь ранее уже говорилось, в Минске прошел Форум «Минского диалога», в ходе которого некоторые эксперты из Украины говорили, что российско-украинские отношения не восстановить в течение ближайших пятидесяти лет. Каковы перспективы развития российско-украинских отношений?

С.В.Лавров: Если бы все зависело от нас, то эти отношения никогда бы не оказались там, где они сейчас находятся. Еще раз напомню, что никто не отменял нормы и принципы международного права. Когда на Украине произошел государственный переворот, случилось очень много примечательных вещей, которые сопровождали этот процесс. Мы все знаем, как приезжали представители Государственного департамента США и раздавали еду на майдане, приезжали представители Евросоюза. Распространялись видео, запечатлевшие пронос на эту площадь оружия официальными представителями оппозиции и многое другое. В то время, когда это противостояние многие недели продолжалось на Майдане, у бойцов «Беркута» был приказ не использовать оружие.

Недавно показывали, как разгоняют демонстрации в некоторых других странах. Там полиция не стеснялась и в некоторых случаях использовала даже боевые патроны. У «Беркута» был приказ не использовать оружие. Более того, в то время страны НАТО устами своего генерального секретаря А.Ф.Расмуссена публично обращались с призывом к президенту В.Ф.Януковичу не использовать армию против собственного народа. И он никогда такого приказа не отдавал.

Как только произошёл переворот, новые власти первым делом приняли закон (его не подписали, но он был принят), который ограничивал права русскоязычного населения. Да, новый лидер путчистов отказался его подписать, но намерения новой власти ярко прозвучали в этом акте. Люди в Крыму и на востоке Украины насторожились. Люди на востоке Украины сказали, что не признают переворот, особенно потому, что он имеет такой откровенно антироссийский характер в том, что касается языковых намерений (которые сейчас продолжаются) и попросили оставить их в покое и дать пока жить самим, чтобы понять, что происходит. Они ни на кого не нападали, но их объявили террористами и начали против них антитеррористическую операцию. Когда это было объявлено, те же страны НАТО устами того же бывшего генерального секретаря А.Ф.Расмуссена, который сейчас работает советником Президента Украины П.А.Порошенко, стали призывать новые власти не к тому, к чему призывали В.Ф.Януковича (не использовать армию против собственного народа), а к тому, чтобы пропорционально использовать силу в борьбе с террористами. Разница есть.

Второй момент, который нужно учитывать, чтобы понять наше отношение к перспективам возобновления нормального взаимодействия с Украиной. Когда был согласован документ об урегулировании кризиса, который впоследствии подписал бывший президент В.Ф.Янукович и оппозиционеры А.П.Яценюк, В.В.Кличко и ещё кто-то, завизированный и засвидетельствованный министрами иностранных дел Германии, Польши и Франции, бывший президент США Б.Обама звонил Президенту России В.В.Путину и просил его не отговаривать В.Ф.Януковича от подписания этого документа, потому что в нём он добровольно отказывался от всех прерогатив как верховного главнокомандующего и обязывался использовать только полицию и силы ОМОН для охраны правительственных зданий и соглашался на досрочные выборы в течение 2014 года. Наверное, американцы почувствовали, что это перебор, и попросили В.В.Путина, чтобы он не отговаривал В.Ф.Януковича от подписания. Мы не отговаривали. В.В.Путин сказал, что если В.Ф.Янкуквич, как легитимный президент, принимает решение его подписать – это его суверенное право. Что и произошло. Как вам известно, наутро В.Ф.Янукович отбыл в Харьков. Тут же начались захваты правительственных зданий, резиденции президента, парламента, и мы стали обращаться к французам, поляками и немцам, как свидетелям. Они отвечали, что президент не в столице, что он бежал.

Во-первых, как бы не относиться к той ситуации, В.Ф.Янукович был в своей стране (поехал в Харьков на съезд собственной партии). Во-вторых, бумага, которую «растоптала» оппозиция, был не про судьбу В.Ф.Януковича, а начиналась с фразы о том, что для преодоления кризиса мы договорились создать правительство национального единства и согласия, которое будет готовить досрочные выборы. А сразу после этого путча А.П.Яценюк пошёл на майдан и призвал поздравить его с созданием «правительтва победителей». Разницу между «правительством согласия» и «правительством победителей» чувствуете? Значит, они уже тогда разделили страну на «своих и чужих» в первый же день этого переворота. И никто не позвонил нам, не сказал, что, несмотря на просьбу поддержать этот процесс, он сорвался. Вообще никто и ничего не сделал. Сейчас, когда мы напоминаем об этом, они говорят «куда деваться»?

Мы напоминаем и о другом. Примерно в то же время произошёл переворот в государстве под названием Йемен, где Президент А.Р.Мансур Хади был свергнут, бежал и сейчас живёт в Саудовской Аравии. Всё это время всё прогрессивное мировое сообщество, включая наших западных друзей, Францию, Польшу и Германию требуют, чтобы Президент А.Р.Мансур Хади вернулся в Йемен. Мы спрашиваем, почему такой разный подход? В Киеве президента нет – соглашение можно разорвать, а в Йемене – Президент должен вернуться, чтобы с ним договориться. Это настолько очевидные двойные стандарты.

Если говорить о Крыме, где молодые люди, захватившие власть, лидер «Правого сектора» Д.А.Ярош в конце февраля, сразу после майданских событий, заявил, что русскому в Крыму делать нечего: русский никогда не будет думать и говорить по-украински, чествовать украинских героев С.А.Бандеру, Р.И.Шухевича и прочих. Он стал формировать т.н. «поезда дружбы» в Крым. Несколько десятков или сотен молодчиков попытались захватить здания Верховного Совета Крыма (это всё можно посмотреть в сети Интернет). Тогда крымчане сделали свой выбор в полном соответствии с принципами международного права.

Поинтересуйтесь как-нибудь у тех же англичан, как они относятся к тому референдуму, который в 2013 г. был на Фолклендских (Мальвинских) островах. Они скажут, что это было волеизъявление фолклендских жителей за то, чтобы быть в Соединённом Королевстве, и действовали они в полном соответствии с принципом самоопределения народов. Ровно всё то, что записано в Уставе ООН. Но когда те же самые принципы стали применять крымчане, вы видите, что произошло и как всё это пытаются извратить и демонизировать.

Мы очень ценим Белоруссию и те страны, которые на международной арене не позволяют пропускать решения, явно нацеленные на то, чтобы спекулировать на крымской тематике. Наши украинские соседи пытаются это делать и в ЮНЕСКО, заявляя, что крымские татары там чуть ли не в подземелье сидят, их ежедневно пытают. Все, кто хочет этим озаботиться могут приехать в Крым в любое время. Многие так и поступают.

Но когда представители Совета Европы, которые специальной миссией ездили в Крым, приняли важный принцип, конечно, они должны заезжать туда только с территории Российской Федерации. Есть Совет Европы и другие механизмы ОБСЕ, но они говорят, что должны обязательно заехать с украинской территории, на что мы им отвечаем – с какой стати? То есть для них важнее не посмотреть, что происходит в Крыму, а послать политический сигнал, что вот, они заехали из Украины, а Крым украинский и так далее. Поэтому двойных стандартов много, и они будут продолжаться.

Я уже начал с того, что новые украинские власти после госпереворота первым делом приняли закон, ущемляющий русский язык. Сейчас уже круг замкнулся, принят закон «Об образовании», который ущемляет языковые права всех национальных меньшинств – русских, венгров, румын, болгар и поляков. Дело очень серьезное. Причем у Киева есть явная попытка его «замотать», Венецианская комиссия СЕ вынесла отрицательные суждения, порекомендовав убрать или радикально переформулировать как минимум одну статью этого закона. Но сейчас украинцы пытаются договориться со странами, которые представляют ЕС, о каких-то исключениях из этого закона. То есть, по сути дела, ввести языковой геноцид в отношении русского языка. Якобы они с языками стран ЕС что-нибудь придумают, не меняя закона. И тогда этот закон будет касаться только русского языка. Плюс параллельно с принятием этого закона был отменен закон «Об основах языковой политики», который гарантировал право меньшинств на региональном уровне пользоваться своим родным языком. В Минских договоренностях записано, что у той части Донбасса, которую занимают провозглашенные республики, будет особый статус, одним из главных компонентов которого является право пользоваться русским языком. Как можно теперь говорить о том, что Украина привержена Минским договоренностям?

У нас нет недостатка доброй воли. Мы в ходе многочисленных заседаний «нормандского формата» на высшем уровне, на уровне министров неоднократно проявляли готовность гибко реализовывать Минские договоренности. Сейчас немцы хотят собрать министров иностранных дел «нормандской четверки». В 2016 г. на уровне президентов мы договорились, что будем идти параллельно, решая проблемы безопасности и продвигая политические реформы, как это предусмотрено в Минском «Комплексе мер».

В 2016 г. лидеры «нормандской четверки» собирались в Берлине и договорились, что нужно как-то ускорить процесс разведения не только тяжелых вооружений, но и самих боевых подразделений и лично, глядя в карту выбрали три точки – Золотое, Покровское и ст.Луганская. В Золотом и Покровском разведение быстро состоялось, в ст.Луганская все эти полтора года украинское Правительство требует, чтобы разведение началось только после того, как будет минимум неделя полной тишины, чтобы ни одного выстрела не было. Миссия ОБСЕ, которая наблюдает за всем этим процессом, за эти полтора года двадцать один раз уже докладывала, что в ст.Луганской неделя или даже больше, прошла абсолютно спокойно. Украинские представители говорят: «Это ваша статистика, а мы зафиксировали несколько выстрелов». И это уже стало просто издевательством. В Покровском и Золотом, договоренности по которым были успешно реализованы, украинские войска уже вернулись и в том и в другом случае, то есть там идет реальное накачивание сил и средств на линии соприкосновения. Воинствующие заявления украинских руководителей и А.Б.Авакова, переформатирование антитеррористической т.н. операции Объединённых Сил, командующий которой сказал, что вооруженные силы Украины решат проблему выполнения Минских договорённостей. Это как-то все мимо ушей пропускают наши западные коллеги, которые, по сути дела, понимают, что Президент Украины П.А.Порошенко их использует, осознавая свою безнаказанность, потому что он как бы креатура тех, кто объявил его и нынешнюю Украину образцом демократии. А то, что они игнорируют все рекомендации того же Международного валютного фонда и Запада – это все в сторону.

По политической части еще с 2015 г. обсуждается т.н. «формула В.-Ф.Штайнмайера». О чем речь? В Минских соглашениях записано, что надо принять закон «об особом статусе Донбасса», который давным-давно готов, надо ввести его в действие и провести выборы. В октябре 2015 г. в Париже, на вопрос, почему Украина не принимает закон «об особом статусе», Президент П.А.Порошенко сказал: «Я не хочу давать особый статус до того, как не узнаю, чем выборы закончились». Логика, вроде бы, понятная. Потому что обычно человек, который идет голосовать, хочет понимать, каким объемом полномочий будет обладать тот, за кого он отдаст свой голос. Хорошо, и здесь мы проявили гибкость, вот пример очень хороший. Тогда Ф.-В.Штайнмайер, который был Министром иностранных дел ФРГ, предложил в ходе этого саммита в Париже компромисс – давайте договоримся, что этот закон вступит в силу временно, когда закроются избирательные участки, и на постоянной основе, когда ОБСЕ выдаст окончательный доклад с подтверждением итогов выборов. Это обычно месяца два занимает. Все согласились. Сразу после этого в Контактной группе и в «нормандских» переговорах эксперты пытались эту формулу положить на бумагу. Украинские представители категорически отказывались. И когда уже в Берлине через год, в 2016 г., опять встретились лидеры, Президент Российской Федерации В.В.Путин привлек к этому внимание, и Президент Украины П.А.Порошенко сказал: «Да, в окончательном виде он должен вступить, когда будет официальный доклад ОБСЕ по итогам выборов, а вдруг в этом докладе будет сказано, что выборы были нечестными». Президент России В.В.Путин ответил, что «это же подразумевается. Давайте разжуем это все. На временной основе – в день выборов, в день голосования – на постоянной, когда выходит доклад ОБСЕ – при условии, что доклад подтвердит, что выборы были свободными и честными. По рукам?» – «По рукам». До сих пор эту формулу на бумагу класть отказываются. Убеждён, что пока эти две лакмусовые бумажки мы не преодолеем, «не разрулим» ст.Луганскую и «формулу Ф.-В.Штаймайера», дальнейшие встречи на уровне министров уже будут выглядеть какой-то карикатурой, потому что прямые указания президентов игнорируются в одном случае – три года, в другом случае – два с половиной года.

При всем этом мы никогда не выступали за сворачивание отношений с Украиной. Мы знаем, как важно для огромной части населения Украины иметь связи с Россией, у нас смешанные семьи. Украинцы живут в России, русские живут на Украине, и, конечно, миллионы украинцев работают в Российской Федерации. Поэтому, когда мы наблюдаем всю эту русофобскую шумиху – разорвать дипломатические отношения, выйти из всех договорённостей в рамках СНГ, в том числе из тех, которые затрагивают простых граждан, пенсии, социальное обеспечение и многое другое, это просто показывает, что на данной антироссийской ноте пытаются завоевать дополнительно расположение Запада, и этой русофобской кампанией пытаются компенсировать свою неспособность и свое нежелание осуществлять те реформы, которые требует Запад. Я по-иному объяснить не могу.

Не буду комментировать прогнозы о том, что пятидесяти лет мало, чтобы восстановить отношения.  Знаете, народы гораздо мудрее прогнозов.

Вопрос: Как в сложившихся условиях разногласий на практике и в международных обязательствах обеспечивать баланс свободы выражения мнений в СМИ и ограничения враждебной зарубежной пропаганды?

С.В.Лавров: Мы только что говорили об Украине. Там практически закрыты и запрещены все российские СМИ, журналистов выгоняют и не пускают, «ни шатко ни валко» расследуются неприемлемые случаи, когда журналисты погибают от действий, вызывающих много вопросов. Но у нас не принимается никаких ответных мер в отношении украинских и других журналистов. Мы были вынуждены категоризировать некоторые американские СМИ как иностранные агенты, как только таковыми были объявлены «Раша Тудэй» и «Спутник». Но это не ограничивает их возможность работать в Российской Федерации. Представители украинских СМИ достаточно резко не только пишут и освещают происходящее в России, они агрессивно выступают на пресс-конференциях, куда они приглашаются. Мы никого не отлучаем от общения с Министерством иностранных дел России и от аккредитации при Министерстве. Поэтому я не стал бы называть что-либо «пропагандой». Наверное, элемент пропаганды присутствует всегда, но не этот пропагандистский угол должен быть предметом заботы тех, кто регулирует массовые коммуникации.

В соответствующих международных пактах о правах человека, в частности, о политических и гражданских правах, есть положение, которое имеет юридически обязывающий характер и требующее от всех участников пакта (мы ими являемся) обеспечивать свободу слова и свободу выражения мнений за исключением случаев, которые затрагивают национальную безопасность, физическое и моральное здоровье общества. Конечно, это можно интерпретировать по-разному. Если ответственно подходить к своим обязанностям, то вполне можно обеспечивать свободу в сфере массовых коммуникаций, но, выявляя случаи, которые могут нести в себе угрозу безопасности своей страны, угрозу ее нравственным ценностям, а такие случаи есть. И террористы используют сеть. Это сложный вопрос. Я не профессионал, но уверен, что профессионалы должны найти возможность минимизировать риски использования террористами соцсетей и других возможностей цифровых технологий и при этом не ущемлять права нормальных граждан в сфере свободного общения.

Можно и нужно делать то, что сейчас делается по пресечению использования соцсетей педофилами, когда исповедуются однополые ценности, которые грубо и откровенно навязываются. Мы будем делать все, чтобы наши христианские, православные ценности были ограждены от подобного рода угроз. Уверен, что здесь нам с вами точно по пути.

 

Здание посольства России в г.Кингстон

Уважаемые посетители,

Приветствуем Вас на официальном сайте Посольства России в Ямайке. Надеемся, что здесь Вы найдете полезную, актуальную и интересную информацию о российско-ямайских отношениях. Также Вы можете следить за происходящими событиями на нашей новостной ленте в twitter и присоединиться к нам на странице в Facebook.