Официальный сайт Посольства Российской Федерации в Ямайке
пятница, 19-04-2019
Посольство Российской Федерации в Ямайке
рус  /  eng

Текущее время

Москва: 05:11
Кингстон: 20:11
 

Адрес: 22 Norbrook Drive, Kingston 8, Jamaica
Тел.: +1 (876) 924-1048 Факс: +1 (876) 925-8290
Телефон экстренной связи в случае чрезвычайной ситуации - +1 (876) 493 66 31.
Электронная почта: russianembassyjamaica@gmail.com

 
Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, Москва, 18 января 2019 года
19/01/2019

Уважаемые дамы и господа,

Коллеги,

Мы провели первую часть наших очень полезных переговоров, которая прошла в конструктивном ключе и была весьма насыщенной.

Констатировали, что, несмотря на имеющиеся разногласия по определенным вопросам, наше сотрудничество продолжает продвигаться по целому ряду направлений. Подтвердили обоюдный настрой на его укрепление. У нас, как мне показалось, общее мнение, что в условиях непростой обстановки в Европе, в мире в целом поддержание плотного политического диалога между Россией и Германией особенно  востребовано.

Позитивно оценили развитие торгово-экономических связей. Несмотря на санкционную спираль, которая раскручивается с подачи Вашингтона, Берлин остается нашим важным торгово-экономическим партнером. В январе – октябре 2018 г. объем взаимной торговли вырос на 23,4 % по сравнению с аналогичным периодом 2017 г., составив 49,8 млрд.долл.США. Мы ценим то, что правительство ФРГ продолжает поддерживать проект строительства газопровода «Северный поток-2», рассматривает его в качестве коммерческой инициативы, направленной на диверсификацию маршрутов поставок природного газа, а в конечном итоге – на повышение энергетической безопасности европейского континента.

С удовлетворением отметили реализацию мероприятий в рамках стартовавшего в декабре российско-германского Года научно-образовательных партнерств 2018-2020 гг., который призван способствовать наращиванию межуниверситетского взаимодействия, академических обменов. Исходим из того, что подобные акции весьма полезны с точки зрения упрочения взаимного доверия, недопущения отчуждения между россиянами и немцами, поощрения контактов между людьми.

В ходе обсуждения ключевых международных вопросов большое внимание уделили ситуации, складывающейся в результате  решения США о выходе из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). Очевидно, что слом Договора чреват самыми негативными последствиями для глобальной стратегической стабильности. Вслед за выходом США из Договора о противоракетной обороне выход теперь из Договора о РСМД ставит под удар оказывается и всю архитектуру контроля над вооружениями, включая Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, перспективы дальнейшего ядерного разоружения, устойчивость режима ДНЯО. Сегодня с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом мы подробно говорили об этой теме. Российская сторона подтвердила, что, несмотря на провал из-за ультимативной позиции США консультаций, которые состоялись между российскими и американскими экспертами в Женеве 15 января, мы по-прежнему готовы продолжать профессиональный и конкретный разговор с «фактами в руках» с тем, чтобы постараться спасти этот важнейший Договор, обеспечивающий в значительной степени стратегическую стабильность. Мы, конечно же, понимаем озабоченность европейцев этой ситуацией, потому что современные политики и дипломаты еще помнят кризис, который сложился в Европе в результате размещения там в прошлом веке американских «Першингов».

Рассмотрели ситуацию на Украине, исходя из необходимости последовательно выполнять Минские договоренности, которые, к сожалению, пока не продвигаются вперед, как и не продвигаются решения, вырабатываемые в рамках «нормандского формата», включая саммиты «нормандской четверки» в 2015 г. в Париже и в 2016 г. в Берлине, где была достигнута договоренность о целом ряде шагов в сферах безопасности и  политического процесса. Однако из-за позиции Украины эти шаги так и не были реализованы. Исходим из того, что наши европейские коллеги         обратили внимание на грубые нарушения украинскими властями своих международных обязательств, прежде всего, по обеспечению  языковых, образовательных и религиозных прав и свобод, а также на опасное усиление в этой стране националистических и неонацистских настроений.

Мы еще будем дополнительно говорить о Сирии. Здесь есть определенные подвижки. Рассчитываю, что те договоренности, которые были достигнуты на саммите России, Германии, Франции и Турции в Стамбуле пару месяцев назад, прежде всего о необходимости скорейшего   начала работы Конституционного комитета, будут выполнены в самое ближайшее время. Рассказали нашим коллегам о том, что в понедельник у нас будет новый специальный представитель Генерального секретаря ООН по Сирии Г.Педерсен. Мы будем заинтересованы услышать, как он планирует начать работу этого Конституционного комитета, тем более что он только что с двухдневным визитом посетил Дамаск, где провел переговоры с сирийским руководством.

Германия в 2019-2020 гг. является членом Совета Безопасности ООН. Настроены конструктивно взаимодействовать в этом органе с нашими немецкими партнерами. Уверен, что участие Берлина в работе СБ ООН будет способствовать повышению эффективности тех действий, которые необходимы для выполнения решений, принимающихся там.  

Вопрос: Как Вы относитесь к тому, что Украина не планирует открывать на территории России избирательные участки, а также не планирует включать представителей России в состав наблюдательной миссии ОБСЕ на президентских выборах на Украине? Каковы перспективы «нормандского формата»?

С.В.Лавров: Мы относимся к этому негативно. Видим за решением не открывать избирательные участки в дипломатических миссиях Украины в России стремление искусственно повлиять на результаты выборов в пользу действующей власти. Лишать миллионы украинцев, которые живут и работают в России, права голосовать – это нарушение всех норм, которые применяются, должны применяться в рамках ОБСЕ, в том числе при проведении свободных демократических выборов. То, что Министр иностранных дел Украины П.А.Климкин объяснил решение не открывать избирательные участки в дипломатических учреждениях Украины в России отсутствием здесь условий безопасности, не выдерживает никакой критики. У нас регулярно проходит огромное количество международных мероприятий, включая Чемпионат мира по футболу, который посетили сотни тысяч иностранцев, в том числе много украинцев. Не было ни единого случая, который говорил бы об отсутствии условий безопасности в каких-либо ситуациях. Я не припомню. Никаких жалоб не поступало. Другое дело, когда проводятся выборы в Российской Федерации, и мы открываем участки в наших дипломатических учреждениях, в Посольстве в Киеве, в Генеральных консульствах. Уже не первый раз в день выборов молодчики из «Правого сектора» и прочие неонацисты буквально окружают эти наши дипломатические миссии и не пускают туда российских граждан, которые живут на Украине и хотят проголосовать. Поэтому, кто бы говорил о безопасности голосования, но уж точно не наши украинские коллеги.

Что касается их отказа включать наблюдателей от России в Миссию ОБСЕ, которая будет следить за ходом голосования на Украине, то здесь должна, прежде всего, высказаться ОБСЕ, в частности Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), которое и координирует выборную деятельность ОБСЕ.

Насчет перспектив «нормандского формата» – мы сегодня об этом говорили. Как вы знаете, на двух «нормандских саммитах» в октябре 2015 г. в Париже и октябре 2016 г. в Берлине лидеры приняли два конкретных решения. Первое решение касалось сферы безопасности и состояло в необходимости выполнить договоренность о разведении сил и средств в трёх населенных пунктах: Петровском, Золотом и Станице Луганской. До сих пор в Станице Луганской разведение даже не начинали. Украинская сторона требует выждать семь дней полной тишины, чтобы это сделать. ОБСЕ уже 55 раз фиксировала наличие недельных периодов, когда соблюдалось прекращение огня. Украинцы не принимают это во внимание и по-прежнему отказываются от фиксации этой договоренности и от начала разведения. А в двух других населенных пунктах – Петровском и Золотом – разведение состоялось достаточно быстро. Но буквально через несколько месяцев «тихой сапой» украинские вооруженные силы вновь заняли позиции в этих т.н. «серых зонах».

Вторая договоренность, которая саботируется украинцами, – это «формула Штайнмайера». Нынешний Президент ФРГ Ф.-В.Штайнмайер был тогда Министром иностранных дел. Формула эта заключается в том, что закон об особом статусе Донбасса вступает в силу на временной основе в день выборов в Донбассе и на постоянной основе – в день, когда ОБСЕ выпустит окончательный доклад, при условии, что в нём будет зафиксирован свободный, демократический характер состоявшихся в Донбассе выборов.

О том и другом, буквально с карандашом в руках, договорились лидеры «нормандской четвёрки». Прошло уже два с половиной года, если брать последний саммит в Берлине, – ни в «нормандской группе», ни на уровне экспертов и министров, ни в Контактной группе Киев не хочет класть на бумагу эти две договоренности. Я предложил нашему германскому коллеге, чтоб мы сегодня с ним высказались о необходимости выполнить эти две договоренности, по которым никаких разногласий не было, но наши германские друзья считают, что лучше опять обсуждать это в «нормандском формате».

Наша позиция простая: если всё опять оставлять на усмотрение Украины – а украинцы опять будут предпринимать свои деструктивные действия в случае очередного «нормандского саммита» или контакта в другом формате – то мы далеко не уедем. Ситуация показывает очень простую вещь, о которой мы давно говорим: те, кто покровительствуют украинскому режиму, обязаны заставить его выполнять то, под чем этот самый режим подписывается. Иначе собираться в «нормандском формате» будет по большому счёту пустой тратой времени.

Вопрос (перевод с немецкого): Как Вы оцениваете посредничество Германии по вопросу урегулирования украинского кризиса? Как Вы восприняли германские предложения по свободному проходу через Азовское море? Считаете ли Вы, что можно будет «сдвинуть» ситуацию до выборов на Украине?

С.В.Лавров (отвечает после Х.Мааса): Термин «посредничество» представляется нам некорректным, когда речь идет о «нормандском формате». Есть Минские договоренности, которые были сформулированы лидерами «нормандской четверки» и приняты сторонами конфликта: украинской властью, Донецком и Луганском. Подписи, стоящие под Минскими договоренностями, четко свидетельствуют об этом.

Была принята Декларация в поддержку Минских договоренностей. В ней есть пункты, которые до сих пор не выполнены. В частности, Германия и Франция взялись обеспечить мобильные банковские услуги в Донбассе. Это у них не получилось. Украинская власть никоим образом не хочет сотрудничать по этому вопросу.

Если говорить о том, уместно ли вообще посредничество в ситуации на Украине, то да. Как я уже говорил, мы очень надеемся, что покровительствующие украинскому правительству страны будут больше влиять на поведение режима, прежде всего в том, что является сердцевиной Минских договоренностей – прямом диалоге между Киевом, Донецком и Луганском. Для этого была создана Контактная группа, и, как бы ни пытались называть ее трехсторонней, она является единственным форматом, в котором украинский режим и территории Донбасса сидят за одним столом. Но и в «нормандском формате», и в Контактной группе представители украинской власти наотрез отказываются принимать документы, которые будут юридически фиксировать разведение сил и средств, а также «формулу Штайнмайера». Здесь не нужны посредники – надо просто приказать киевским властям сделать то, о чем договорился сам Президент Украины П.А.Порошенко. Пока мы не видим такого желания у наших немецких и французских друзей. Можно называть это как угодно, посредничеством или нет, но это факт.

Что касается Керченского пролива. Вы меня спросили о том, как я воспринял германские предложения. Я впервые увидел эти предложения в ходе переговоров, но раз Вы меня об этом спрашиваете, значит, Вы о них узнали раньше, чем я. Это интересно. Но не буду вдаваться в детали. Это не мой секрет. Это предложение Германии, которое мы только что получили и должны его изучить. Могу сказать только одно: уже больше месяца назад Канцлер ФРГ А.Меркель просила Президента России В.В.Путина разрешить германским специалистам приехать в район Керченского пролива и посмотреть, как осуществляется проход через эту акваторию, учитывая, что необходимо соблюдать нормы безопасности: там присутствует лоцманская проводка и т.д. В.В.Путин тут же согласился. Через какое-то время А.Меркель попросила его, чтобы немецкие специалисты приехали вместе с французскими. На это он тоже согласился. Прошло уже больше месяца, но пока мы не наблюдаем никаких приездов.

Сегодня Х.Маас передал мне предложения, которые «упаковывают» эту простую повестку в некий документ, который должен быть согласован с Украиной. Мы сказали честно: если наши коллеги заинтересованы в том, что российский Президент обещал германскому Канцлеру, это можно сделать в любой момент. Если идея состоит в необходимости облечь все это в какую-то политическую процедуру, в которой украинская сторона будет принимать некие решения, то мы рискуем оказаться в той же ситуации, в которой оказался «нормандский формат» с «формулой Штайнмайера».

Я отметил слова Х.Мааса о том, что сейчас свобода прохода по Керченскому проливу есть. Подчеркну, она была всегда. Украинские гражданские, рыболовецкие, торговые суда всегда ходили и ходят там беспрепятственно. А в сентябре прошлого года по проливу проходили и суда ВМС Украины. Они прекрасно справились с этой задачей, потому что следовали правилам, которые применяются для прохода по этому непростому участку акватории.

В ноябре же вместо того, чтобы следовать установленной процедуре, которую они до этого соблюдали, ВМС Украины решили пойти на провокацию, что им удалось. Надеемся, новой провокации не будет, хотя из Киева уже звучали громогласные заявления, что они вот-вот организуют прорыв через Керченский пролив, и приглашение военно-морским силам стран НАТО присоединиться к этому прорыву. НАТО молчит. Совершенно очевидно, что все это задумывается для того, чтобы сохранять напряженность и «поддерживать в тонусе» избирателя накануне голосования на президентских выборах 31 марта с.г.

Уверен, что наши коллеги в Германии, Франции, да и в других европейских странах прекрасно понимают, о чем идет речь. Но раз уж они давно решили поддерживать Украину практически во всем, мы ничего не можем сделать. Остается надеяться, что во время непубличного общения европейских коллег с киевскими властями украинскому режиму все-таки говорится напрямую, что ему необходимо делать, чтобы соблюдать свои обязательства, будь то по Минским договоренностям или международным конвенциям о правах человека, свободе языковых, религиозных и национальных меньшинств.

Вопрос (адресован Х.Маасу): Как Вы относитесь к тому, что Министр иностранных дел Украины П.А.Климкин заявил о том, что в России не будет избирательных участков, а также о том, что Украина против участия России в ОБСЕ?

С.В.Лавров (добавляет после Х.Мааса): Я могу подсказать, что мы получили приглашение от ОБСЕ направить наших наблюдателей в миссию, которая будет следить за выборами. Так что у нас есть приглашение.

Вопрос (адресован С.В.Лаврову): 21 января Совет ЕС сформирует первый «черный список» в рамках нового режима по введению санкций в отношении тех, кого они считают ответственными за производство и применение химического оружия. По сообщениям СМИ, в нем будет четверо российских граждан, которых называют офицерами ГРУ, в том числе те, кого подозревают в покушении на Сергея и Юлию Скрипалей. Как МИД намерен защищать российских граждан? Будет ли добиваться их исключения из списка?

Как Вы оцениваете события на севере Сирии, в частности те, что связаны со взрывом в Манбидже, совпавшим по времени с выводом американских войск и призывами к созданию безопасных зон на севере страны?

С.В.Лавров: Насчет заседания Совета ЕС в понедельник я не слышал. Но раз СМИ об этом знают, видимо, было сделано какое-то объявление.

Действительно, какое-то время назад ЕС объявил, что создает структуру, которая будет решать вопрос о наказании причастных к применению химических отравляющих веществ, химического оружия. Это решение опирается на резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, принятую голосованием – какой-то независимый механизм расследования случаев применения химического оружия. Мы голосовали «против» вместе с большой группой государств, потому что Генеральная Ассамблея по Уставу ООН не наделена никакими функциями расследования и тем более установления вины, как не наделен и секретариат Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Он называется техническим секретариатом. Поэтому, когда на конференции государств-участников Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО) наши западные коллеги пошли на поводу у англосаксов и проголосовали (причем меньше, чем половиной голосов стран-участниц Конвенции) за то, чтобы наделить технический секретариат функциями установления вины, они вторглись напрямую в прерогативы СБ ООН.

Теперь такие нелегитимные, противоправные, противоречащие КЗХО действия легализуются не путем переговоров, а голосованием, навязыванием неправосудных решений. И в этом ряду как раз решение Евросоюза о том, что теперь они через свои конфронтационные действия в ООН и в рамках ОЗХО создали некие правила, которые противоречат международному праву. На основе этих правил они будут получать информацию (есть риск, что она будет предвзятой, неполной, а то и засекреченной) и на основе этих секретных решений, секретных сведений будут наказывать тех или иных лиц.

Ровно так происходит, между прочим, и со Скрипалями. Когда произошла трагедия в Солсбери, англичане заставили большинство своих тогдашних ещё партнеров по Евросоюзу присоединиться к решениям о высылке российских дипломатов. Я спрашивал у многих моих европейских коллег приватно, представили ли им что-либо англичане в дополнение к тому, что они публично говорили насчет «хайли лайкли», что это была Россия. И все, с кем я так общался, отвечали, что нет, не представили, но обещали это сделать потом. До сих пор ничего нет. Никто не знает, где Скрипали. Десятки наших обращений о консульском доступе остаются без ответа, либо ответ дается формальный со ссылкой на интересы безопасности Соединенного Королевства.

Это не в первый раз, такая английская манера. Когда умер А.В.Литвиненко в 2006 г., судебный процесс также просто сделали закрытым, и все материалы, которые спецслужбы предоставляли обвинению, были не доступны даже адвокатам, которые хотели бы с ними ознакомиться.

Между прочим, если говорить про «хайли лайкли», то мы сегодня много обсуждали ДРСМД. Наши коллеги говорят, что важно оперировать фактами. Ровно это мы предлагаем делать американцам уже не первый год. Долгое время они просто обвиняли нас в нарушении Договора, даже не объясняя, в чем оно состояло, и о какой конкретно ракете идет речь. Мы буквально клещами из них выжали какое-то время назад название ракеты и сразу сказали, что она  есть, была испытана, и спросили, что их не устраивает. Нам ответили, что мы испытали ее на большую дальность, чем разрешено ДРСМД. Мы попросили сказать чуть более конкретно. Несколько лет они не давали нам информацию и только осенью прошлого года сообщили две даты, когда, по их оценке, состоялись испытания, нарушившие Договор. Мы им объяснили, что испытания были, какая была дальность (она была разрешенной согласно ДРСМД), попросили предоставить какие-то более конкретные доказательства. Если они убеждены, что дальность была нарушена, наверное, у них есть какие-то спутниковые снимки или что-то еще. Ничего этого нам не предоставили.

Мы выступаем за то, чтобы была полная транспарентность в отношении того, как Россия соблюдает ДРСМД и как это делают США. Ровно об этом мы хотели говорить 15 января в Женеве. Нам было, я бы сказал, достаточно грубо в этом отказано, выдвинут ультиматум о том, что только они сами могут решить судьбу Договора, поскольку необходимо всего-то навсего уничтожить все эти ракеты, их пусковые установки, все связанное с ними оборудование и обеспечить регулярный (раз в три месяца) приезд американских контролеров, чтобы они тут ходили, смотрели, что им интересно. Понятно, что это изначально было задумано для того, чтобы просто создать предлог для их выхода из Договора. Не открою большой тайны: когда еще в октябре Президент США Д.Трамп объявил, что они выходят из ДРСМД, американские коллеги в ходе официальных контактов по различным вопросам разоружения и контроля над вооружениями сказали, что это решение окончательное и бесповоротное. И заявления о том, что США выйдут из ДРСМД, «не являются приглашением к диалогу». Это цитата. Так что решайте сами, какие были мотивы у США и чего они на самом деле хотели.

Что касается Сирии, то события не только на севере, но и в других частях этой страны, в том числе теракт в Манбидже, диктуют необходимость более активного включения тех, кто хочет помочь искоренить террористическую угрозу, и, конечно, самих сирийских властей.

США и Турция давно обсуждают возможность совместного патрулирования территорий, на которых курды не жили традиционно, с тем, чтобы они не заселялись курдами. Турция, как Вы знаете, была весьма обеспокоена тем, что безопасность её границ может подвергаться рискам. Поэтому сейчас в данном районе наметилась позитивная тенденция, в том числе в связи с тем, что при содействии российской военной полиции туда выдвинулась сирийская армия. Начали вырисовываться определённые договорённости между США и Турцией. На следующей неделе мы будем подробно говорить про эти буферные зоны с нашими турецкими коллегами. Однако нас тревожит, что в Идлибе, вопреки договоренностям о создании там демилитаризованной зоны, «Джабхат ан-Нусра», которая перекрасилась в «Хейят Тахрир аш-Шам», доминирует и нарушает соответствующий режим. Около 70% этой зоны уже занято террористами. Они пытаются оттуда обстреливать позиции сирийской армии, населённые пункты и даже угрожать нашей военно-воздушной базе в Хмеймиме. Сейчас это одна из острых проблем, потому что бесконечно сохранять последний крупный очаг терроризма на территории Сирии невозможно.

Американцы объявили об уходе из Сирии. Хотя вы знаете, как они объявляют: сначала срок – два месяца, потом – шесть, затем – до окончательной победы, несмотря на то, что вроде победа уже объявлена. Поэтому надо посмотреть, во что это реально выльется. У нас нет никаких сомнений в том, что единственным надёжным способом не допускать террористических рецидивов в Сирии является передача этих территорий под контроль сирийского Правительства, Вооружённых Сил Сирийской Арабской Республики.

То же самое относится и к югу Сирии, району Ат-Танфа, где американцы в одностороннем порядке противоправно создали некую зону радиусом в 55 км, внутри которой расположен лагерь беженцев Рукбан, находящийся действительно в бедственном положении. Туда невозможно доставлять гуманитарную помощь, потому что в этом американском анклаве хозяйничают бандиты. Они просто забирают гумпомощь и говорят, что раздадут сами. Как они её раздают, никто не знает. При поддержке сирийского Правительства состоялся один конвой. Сейчас нас опять пытаются уговорить, чтобы мы вместе с Дамаском сформировали второй. Однако пока не будет гарантии того, что эти гуманитарные товары попадут к тем, для кого они предназначены – беженцам, никаких договорённостей быть не может. В любом случае американцы снабжают своих военных, которые находятся в этом анклаве, где прячутся бандиты, с территории Ирака, наверное, из Иордании. Значит, маршрут доставки товаров есть. Пускай он будет использован и для беженцев, а не только для офицеров американского спецназа.

Мы заинтересованы в продвижении к тому, чтобы наши общие позиции, закреплённые в Совете Безопасности ООН, о необходимости сохранения и обеспечения суверенитета и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики, воплощались в практические дела «на земле», во всех тех районах, о которых я упомянул, и в целом на территории страны.

Вопрос (перевод с немецкого): Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), наверное, скоро станет историей. В каком объёме Россия намеревается наращивать свои вооружения для того, чтобы ответить на планы наращивания вооружений США? Или это уже произошло?

С.В.Лавров: В своём вступительном слове я тоже выразил тревогу по поводу судьбы вообще всех договорённостей в сфере контроля над вооружениями, разоружения, которые долгие десятилетия составляли основу поддержания стратегической стабильности в мире. Американцы сейчас делают очередной односторонний шаг, разрушая вслед за Договором по ПРО Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Ещё раз напомню то, что сказал, отвечая на предыдущий вопрос: в ходе официальных переговоров в октябре 2018 г. они сказали нам, что объявление Президента Д.Трампа о том, что США выйдут из ДРСМД – окончательное и бесповоротное решение, которое не надо рассматривать как приглашение к диалогу. Мы всегда стремились сохранить этот Договор. На протяжении всех лет, что американцы выдвигали нам абстрактные претензии, мы предлагали им завязать диалог. 15 января в Женеве – единственный случай, когда прошла такая встреча. Я уже рассказывал, как там вели себя американские представители.

Понимаем, что и в Европе этим озабочены. Через два года истекает срок действия ДСНВ. В следующем году состоится Обзорная конференция по ДНЯО, в рамках которого растёт серьёзнейшее недовольство неспособностью прежде всего Запада выполнить то, о чём договаривались ещё в 1990-е гг. – начать переговоры по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения. Сейчас вместе с арабскими странами, прежде всего Египтом, мы пытаемся спасти ситуацию, не допустить, чтобы в очередной раз провал начала таких переговоров был использован теми, кто хочет разрушить ДНЯО.

Вопросов много. Мы сегодня говорили о том, что поддерживаем позицию Германии, которая заключается в том, что необходимо коллективно думать о том, как дальше обеспечивать хоть какие-то нормы поведения в сфере прежде всего ядерных вооружений и в целом стратегической стабильности. Готовы к такой работе.

Что касается нашей практической деятельности после эвентуальной «кончины» ДРСМД, то В.В.Путин, комментируя ситуацию в отношении этих ракет, сказал, что, обвиняя Россию в нарушении Договора, не учитывают наличие у нас ракет морского и воздушного базирования, что ДРСМД не запрещено. Когда Договор подписывали, у нас их не было, а сейчас мы создали ракеты средней и меньшей дальности воздушного и морского базирования, которые абсолютно легальны. У нас нет нужды тайком создавать варианты ракет наземного базирования. Это было бы нерационально.

Мы готовы к конкретному разговору. В случае развала этого документа наши практические действия будут зависеть от того, как поведут себя другие страны, уже располагающие таким оружием, США, которые уже начали, по сути дела, работу над созданием ракет средней и меньшей дальности.

 

Здание посольства России в г.Кингстон

Уважаемые посетители,

Приветствуем Вас на официальном сайте Посольства России в Ямайке. Надеемся, что здесь Вы найдете полезную, актуальную и интересную информацию о российско-ямайских отношениях. Также Вы можете следить за происходящими событиями на нашей новостной ленте в twitter и присоединиться к нам на странице в Facebook.