Официальный сайт Посольства Российской Федерации в Ямайке
понедельник, 11-11-2019
Посольство Российской Федерации в Ямайке
рус  /  eng

Текущее время

Москва: 20:52
Кингстон: 11:52
 

Адрес: 22 Norbrook Drive, Kingston 8, Jamaica
Тел.: +1 (876) 924-1048 Факс: +1 (876) 925-8290
Телефон экстренной связи в случае чрезвычайной ситуации - +1 (876) 493 66 31.
Электронная почта: russianembassyjamaica@gmail.com

 
Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Всероссийском молодежном образовательном форуме «Территория смыслов», Солнечногорск, 15 августа 2019 года
22/08/2019

Добрый день!

Спасибо за теплые приветствия! Мы уже не в первый раз встречаемся с участниками форума «Территория смыслов», но впервые – в этом живописном месте. Для тех, кто приезжает из Москвы, это удобнее, так как ближе. В любом случае, все те встречи, которые состоялись до сих пор, были весьма полезны.

Мы подпитываемся интересом, который существует в нашем обществе к внешней политике, международной жизни, и всегда рады использовать свои знания, опыт и практическую деятельность для того, чтобы удовлетворять этот интерес со стороны наших граждан. Особенно ценно, когда проблемами внешней политики интересуется молодежь. В конце концов, вам формировать будущее России и будущее место России в международной жизни в современном мире.

Всегда есть обратная связь, интерактивность. Для меня и моих коллег (я разговаривал со своими заместителями, директорами департаментов, которые тоже общаются с представителями гражданского общества) такие встречи – это очень важная обратная связь. Если мы не будем знать, какие конкретно проблемы международной жизни волнуют наших граждан, включая, прежде всего молодежь, то мы в своей внешней политике будем, наверное, идти вслепую. Нам очень важно делать то, что отвечает интересам нашей страны, а ее, конечно, воплощает, представляет наш народ.

Я не буду подробно останавливаться на тех тенденциях, которые сейчас развиваются в мире. Об этом многократно говорил Президент России В.В.Путин, в том числе не так давно состоялась развернутая дискуссия на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). Скажу лишь, что основной тенденцией является противостояние между, с одной стороны, объективно формирующимся, новым полицентричным, более справедливым и демократичным миропорядком и, с другой стороны, стремлением достаточно узкой группы государств во главе с США не дать состояться этому справедливому миропорядку и постараться всеми силами обеспечить себе доминирование во всех сферах международной жизни – военно-политической и экономической, в сферах толкования норм уважения прав человека и истории, что также является сейчас очень важной темой. Даже в сфере спорта, как вы знаете, идут сильные баталии, которые в основном нацелены на то, чтобы англосаксонская группа государств определяла порядки, в том числе в том, что касается наказания за применение допинга и определения виновных.

Другая серьезная тенденция, которая проявилась в русле политики наших западных коллег – их стремление подменить международное право, которое по определению является универсально согласованными нормами и принципами, некими правилами, которые наши западные коллеги вырабатывают в своем узком кругу и преподносят их потом как истину в последней инстанции, которой должны руководствоваться все остальные члены международного сообщества. В ходе дискуссии, если вас это будет интересовать, приведу конкретные примеры. Их множество.

Появляются новые центры силы в Евразии, АТРЛатинской Америке и Африке. Но вопреки становлению миропорядка, который будет сбалансирован и опираться на уважение интересов всех игроков, Запад  пытается удержать свое превосходство, обеспечить доминирование вопреки объективному ходу исторического процесса. Однако надо отдать должное исторической правде: около пяти столетий Запад диктовал правила игры в современном мире. Но жизнь меняется, колониальная эпоха ушла в прошлое. Центры роста мировой экономики и мировых финансов смещаются с Запада в другие регионы мира. Для противодействия этой тенденции наши западные, прежде всего американские коллеги, прибегают к самым нечистоплотным методам, недобросовестной конкуренции, стремясь обеспечить себе одностороннее преимущество. Для этого в ход идут экономические санкции, шантаж, угрозы, ультиматумы, прямое давление, включая применение военной силы, как это происходило с интервенциями в Югославию в 1999 г., Ирак в 2003 г.,  Ливию в 2011 г.. Ни в одном из этих случаев жизнь людей, которые подверглись агрессивному нападению, не становилась лучше. В Ливии сейчас под вопросом стоит государственность, которую все мы активно пытаемся помочь восстановить.

Мы противопоставляем такой нелегитимной и неправомерной линии наших западных коллег свою позицию, которая опирается на Концепцию внешней политики Российской Федерации, утвержденной Президентом России. В очередной раз редакция этой внешнеполитической концепции была одобрена в 2016 году. Прежде всего, она исходит из необходимости обеспечивать максимально благоприятные внешние условия для развития нашей страны, в частности для ее экономического развития, решения социальных проблем. В этих целях от нас требуется обеспечивать безопасное окружение, максимально благоприятные условия для наших граждан и для деятельности наших экономических операторов во всем мире. Эти цели, как записано в Концепции внешней политики, должны достигаться исключительно на основе уважения международного права, прежде всего, таких его компонентов как принцип суверенного равенства государств, невмешательство во внутренние дела, уважение права народов самим определять свою судьбу без вмешательства извне, мирное урегулирование споров, неприемлемость угрозы силой или применения силы. Это принципы Устава ООН.

Когда мы анализируем деятельность Генеральной ассамблеи ООН после каждой ее ежегодной сессии, мы можем легко убедиться, что подавляющее большинство государств-членов ООН занимают идентичные с Россией позиции. По-моему просто несерьезно в нынешней обстановке говорить о том, что политика Вашингтона или Брюсселя по так называемой «изоляции» России дает какие-то результаты. При этом мы никогда не встаем в позу обиженного, всегда открыты к честному и откровенному разговору с нашими партнерами на Востоке, на Юге, на Западе. При понимании, что разговор должен вестись на основе равноправия и уважения интересов друг друга, а также должен быть нацелен на поиск решений спорных вопросов, которые будут опираться на баланс интересов.

Вопрос: Вчера на встрече с проректором Высшей школы экономики мы обсуждали политику «мягкой силы». Как Вы оцениваете данную концепцию? Как Вы считаете, какие основные векторы развития «мягкой силы» существуют в России на современном этапе?

С.В.Лавров: «Мягкая сила» — это, по большому счету, естественное проявление тех технологических перемен, которые происходят в мире. Если раньше внешняя политика сводилась к решению вопросов войны и мира: кто-то кого-то завоюет, и потом начнут договариваться, либо прежде чем воевать, попробуют договориться. Вот и все, на что опиралась внешняя политика в те годы, когда не было современных технологий. Сейчас можно обеспечивать свои интересы в том или ином регионе мира, в том или ином государстве гораздо менее разрушительными методами, без применения военной силы, воздействуя на общественное мнение, используя весь спектр существующих для этого возможностей: интернет-ресурсы, социальные сети. Вам не нужно подробно говорить, как сейчас можно доводить свои идеи, свои оценки, просто свое мнение до практически всех, желающих с ним ознакомиться.

Второй момент, который также весьма существенен в том, что касается «мягкой силы» — это работа неправительственных организаций (НПО). В России мы активно поощряем развитие НПО в сфере международной деятельности. Мы установили и в течение многих лет поддерживаем партнерские отношения с теми нашими некоммерческими организациями, которые интересуются внешней политикой. К сожалению, их не так много. Например, немногим более шестидесяти наших организаций имеют консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете ООН (ЭКОСОС). Не потому, что мы им не помогаем: помогаем всем, кто хочет такой статус получить. Шестьдесят — это уже неплохо. Раньше были единичные случаи. Однако неправительственных организаций западных государств, которые имеют статус при ооновских структурах, — тысячи. Есть, куда стремиться нашему гражданскому обществу. Мы активно поощряем интерес неправительственного сообщества к международной проблематике. На уровне департаментов МИД России ежемесячно проводятся встречи с соответствующими профильными НПО. Примерно раз в квартал мои заместители встречаются с представителями этих организаций. Ежегодно проходит обобщающая встреча с моим участием, на которой мы смотрим, какие еще потребности существуют у НПО, в реализации которых мы можем помочь как Министерство иностранных дел.

В ряду тех инструментов, которые относятся к «мягкой силе», должны быть упомянуты СМИ. Здесь возникает очень много вопросов. Если мы говорим о честной конкуренции, то при проигрыше в количественном отношении наши НПО могли бы и могут серьезно соперничать, отстаивая те идеи, которые лежат в основе справедливости, правды, международного права. К сожалению, многие западные НПО преследуют и исповедают другие принципы и не гнушаются самых разных нечистоплотных приемов, чтобы продвигать линию, которая интересует их спонсоров. В огромном количестве случаев эти НПО создаются и финансируются государством. Подавляющее большинство ведущих американских НПО получает деньги из Агентства США по международному развитию, которое получает средства из американского бюджета. Международный республиканский институт, институт Демократической партии  — это структуры, которые, так или иначе, опираются на государственную поддержку. В свою очередь они уже будут финансировать и финансируют многочисленные организации, занимающиеся отдельными аспектами международной жизни.

Мне кажется, что справедливость на нашей стороне. Нам нужно продолжать ее активно отстаивать, нужно наращивать количественное присутствие России на международных площадках. Пока мы проигрываем численно, но, повторю, если брать СМИ, всего-навсего «Раша тудэй» и «Спутник» вдвоем создали ситуацию, когда их называют главной угрозой общественному мнению на Западе. Кстати, недавно в Лондоне прошла Глобальная конференция по свободе СМИ.  «Раша тудэй» и «Спутник» на нее просто не пригласили, обосновав это тем, что они не СМИ, а «инструмент пропаганды». Как вам это нравится? Поэтому, когда такие принципы, такие критерии применяются к работе на пространстве «мягкой силы», то все это выглядит, как очередная попытка обеспечить себе одностороннее преимущество путем нечистоплотной конкуренции.

Будем продолжать поддерживать всех тех, кто в российском гражданском обществе заинтересован в проецировании нашей «мягкой силы» в сферы защиты прав человека, борьбы с бедностью, борьбы за чистую окружающую среду, любой другой проблемы, которая так или иначе выносится на международное обсуждение. Будем активно вас поддерживать. Если есть интерес, если есть организация, которая пока еще к сотрудничеству с МИД не привлечена, то, пожалуйста, обращайтесь к нам, мы активно вас поддержим.

Вопрос: Курильские острова являются частью России, но претензии японской стороны на эти территории все еще сохраняются. Какая стратегия урегулирования этого вопроса с японской стороной?

С.В.Лавров: Стратегия простая. Президент России В.В.Путин неоднократно подчеркивал наш подход к этой проблеме. Он предельно транспарентен и ясен. Россия является государством-продолжателем Советского Союза. Все остальные республики являются правопреемниками, а мы кроме правопреемства еще и являемся государством-продолжателем Советского Союза. Именно в таком качестве мы были признаны в декабре 1991 г. и автоматически в силу этого нашего статуса продлили свое постоянное членство в Совете Безопасности ООН. Поэтому те международные обязательства, которые брал на себя Советский Союз, мы переподтвердили и готовы выполнять. В том числе Совместную декларацию СССР и Японии 1956 г., в которой было четко сказано, что Россия и Япониябольше не воюют друг с другом, не рассматривают друг друга в качестве врагов, будут выстраивать отношения на принципах миролюбия, добрососедства. В статье 9 Декларации постулируется, что, исходя из доброжелательного отношения к Японии, учитывая интересы японского народа, Советский Союз готов после заключения мирного договора в качестве жеста доброй воли передать Японии острова Хабомаи и Шикотан. Именно после заключения мирного договора. После исчезновения Советского Союза Россия переподтвердила это обязательство в числе прочих. Когда начались новые контакты между Москвой и Токио эта тема, конечно, обсуждалась с премьер-министрами, которые сменялись в Японии. В последний раз несколько лет назад Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ договорились активизировать переговоры по мирному договору на основе Декларации 1956 г., которая, как я уже сказал, гласит: сначала подписание договора, затем рассмотрение вопроса не о возвращении, а о передаче в духе доброй воли двух этих островов. Мы при этом исходим из того, что подписание мирного договора должно быть нацелено на констатацию тех реалий, которые сложились после Второй мировой войны, на признание итогов Второй мировой войны в соответствии с которыми все четыре острова Южной курильской гряды являются территорией Российской Федерации как продолжательницы Советского Союза.

Наши японские коллеги никак не могут изменить свою позицию. Они говорят, что не согласны с итогами Второй мировой войны в той части, которая касается их и нас, хотя эта позиция не может быть принята, поскольку противоречит Уставу ООН. В Уставе ООН записано, что все, что было сделано державами-победительницами по итогам Второй мировой войны пересмотру не подлежит. Пока все упирается в нежелание наших японских коллег признать итоги Второй мировой войны, что препятствует подписанию мирного договора.

Не думаю, что ситуация тупиковая. Мы руководствуется поручениями, которые нам дает Президент России В.В.Путин по итогам своих переговоров с  Премьер-министром Японии С.Абэ. Эти поручения нацеливают нас на продолжение развития отношений с Японией во всех областях: торгово-экономической, внешнеполитической, гуманитарной. В этом, наверное, тоже заключается смысл всех тех действий, которые необходимо предпринять, чтобы выйти на решение любых самых сложных проблем.

Например, мы обращаем внимание наших японских коллег на то, что та же самая совместная хозяйственная деятельность на этих четырех островах, которую мы им предлагаем, должна вестись на основе тех законодательных актов, которые существуют в Российской Федерации. У нас есть множество дополнительных стимулов для инвесторов на этих землях: территория опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), свободный порт Владивосток. Японские коллеги могут пользоваться всеми этими преимуществами. Если нужны какие-то новые льготы, мы готовы их обсуждать, готовы заключать межправительственные соглашения. Но мы не можем согласиться с идеей, чтобы на нашей территории вести некую юрисдикцию, которая не будет опираться на российское законодательство.

Второй пример — проблемы безопасности. Вы знаете, что на японской территории существуют американские военные базы, большое количество американских военнослужащих. По Договору о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией 1960 г. американцы имеют право почти в любой части Японии размещать свои вооруженные силы. Кстати, этот Договор 1960 г. был подписан после того, как была заключена Декларация 1956 г. Тем самым, этот Договор создал условия, которые не существовали в период подписания той самой Декларации. Замечу, что можно было бы выполнить ту Декларацию в советские времена, но именно США воспрепятствовали тому, чтобы Япония пошла на этот шаг, не желая, чтобы Япония нормализовала отношения с нашей страной, и постоянно стремясь использовать тему островов для внедрения конфронтационных ноток в контакты между нами и Токио. Подчеркну, что мы это прекрасно видим.

Мы хотим хороших отношений с нашим японским соседом. Для этого нам нужно понять, во-первых, готова ли Япония признать итоги Второй мировой войны раз она является членом ООН, а в Уставе Организации четко сказано, что эти итоги незыблемы. Во-вторых, нам нужно понять, насколько Япония будет самостоятельна в вопросах внешней политики и в решении вопросов безопасности, учитывая сильнейшую зависимость Токио от Вашингтона, в связи с этим договором о военно-политическом союзе 1960 г., который воплощен уже в материальном, очень глубоком присутствии США на Японских островах.

В целом, когда мы говорим о необходимости решать все проблемы на основе полноценного широкомасштабного развития сотрудничества, мы не можем закрывать глаза на то, что по всем тем вопросам, которые носят принципиальный характер и вызывают противоречия в ООН, Япония голосует с США против России.

Не можем закрывать глаза на то, что Япония присоединилась, пусть и в усеченном варианте, к неправомерным нелегитимным односторонним санкциям, которые были наложены Западом на Россию, прежде всего, за то, что мы защитили наших соотечественников в Крыму, которые отказались принимать неконституционный государственных переворот, произошедший в феврале 2014 г. в Киеве. Об этом можно очень много говорить, постарался основные моменты обозначить.

Вопрос: На чем Вы основываетесь, озвучивая позицию России во внешней политике? Как Вы считаете, какую политику Россия реализует наиболее успешно: внутреннюю или внешнюю?

С.В.Лавров: Я постарался коротко сказать в своем вступительном слове о том, на чем основывается Россия, реализуя свою внешнюю политику. У нас есть Концепция внешней политики, в которой, как я уже сказал, но подчеркну еще раз, прописана главная задача – обеспечить максимально благоприятные внешние условия для нашего развития. Под условиями я имею в виду безопасность страны по всему ее периметру, возможность для наших граждан быть защищенными и недискриминированными по всему миру, поддержка российского бизнеса, чтобы он на равных мог соперничать со своими конкурентами. Все это делается с опорой на международное право.

Что касается сравнения между внутренней и внешней политикой, я не отвечаю за внутреннюю политику, но все то, что я сказал и все, что записано в Концепции внешней политики, четко обозначает главную вещь: наша эффективность на международной арене в решающей степени зависит от того, насколько успешно мы развиваем свою страну, экономику, социальную сферу, насколько успешно мы обеспечиваем свою безопасность. Здесь связь прямая. Уверен, что те результаты, которых мы уже достигли на внешнеполитическом фронте, признаются всеми, в том числе нашими недоброжелателями, и отражают те перемены, которые произошли в наших экономике и внутренней жизни за последние пару десятков лет.

Вопрос: Какие именно институты нужно создать, чтобы российские граждане уважали Россию так же, как иностранные граждане?

С.В.Лавров: Чтобы российские граждане уважали Россию так же, как иностранные граждане уважают Россию? Я не очень понял. Поясните, пожалуйста.

Вопрос: Есть институт семьи. Мне кажется, он сейчас менее востребован в России. Его не существует. Родители не занимаются детьми. В этом проблема.

С.В.Лавров: В России, Вы имеете в виду? Я своими занимаюсь. Мне кажется, что нет недостатка в том внимании, которое уделяется нашим традиционным ценностям, включая институт семьи, охрану детства, материнства. В последние годы эта тема не раз ежегодно возникает в выступлениях Президента, в его контактах с Правительством, с соответствующими нашими общественными структурами. Это один из наших приоритетов, в том числе в международных организациях. Мы отстаиваем традиционные ценности, ценности семьи и в Совете Европы, и в ОБСЕ, особенно перед лицом попыток подорвать традиционное, Богом данное понимание семьи и навязать неолиберальные подходы, которые разрушают моральные устои любой цивилизации, включая европейскую.

Считаю, что наша позиция должна быть нацелена на самое жесткое отстаивание этих ценностей и недопущение внедрения в международно-правовые документы неких двусмысленных в этом отношении понятий.

Вопрос: В нашей стране за неправильное использование отходов для граждан установлена административная ответственность от 1 до 2 тыс. рублей. Если посмотреть зарубежный опыт, там все гораздо жестче. Например, в Сингапуре за аналогичное правонарушение грозит уголовная ответственность – до 12 лет тюремного заключения. Там запрещено жевать жвачки на улицах, принимать пищу и кормить голубей. Примерно такая же ситуация в Японии. Как Вы смотрите на этот опыт зарубежных стран? Можно и нужно ли в России ужесточить ответственность?

С.В.Лавров: У нас есть целая структура органов, которые за это отвечают. Я не как Министр, а как гражданин слежу за тем, как идут дискуссии по созданию мусороперерабатывающих мощностей, ликвидации открытых полигонов. Я за то, чтобы делать окружающую среду как можно чище. Не думаю, что у нас приживется опыт Сингапура, где, действительно, можно в тюрьму попасть, если ты закурил на улице, бросил окурок или еще как-то намусорил. Сингапур – маленькая страна. Там легко провести реформы и обеспечить их соблюдение. У нас огромная территория. Это плюс, но это и минус в том смысле, что за этой территорией необходимо ухаживать. В этом ключе упомяну значение и демографической проблемы, особенно в плане более равномерного расселения наших граждан по территории Российской Федерации. Нужно сделать так, чтобы не стягивало всех магнитом в Москву, Московскую область, Петербург, чтобы создавались конкурентные условия для того, чтобы люди оставались или ехали в Сибирь и на Дальний Восток. Это очень важная проблема, в том числе и для нашей внешней политики, учитывая, что Россия – держава евразийская. Нам принципиально важно развивать Дальний Восток, Восточную Сибирь. Очень важно, что сейчас в Правительстве есть специальный вице-премьер, он же спецпредставитель Президента по этим вопросам, есть специальное Министерство.

В том, что касается Министерства иностранных дел и упомянутой Вами тематики, есть международные документы, к которым мы присоединяемся. Нет ни одной международной конвенции, так или иначе связанной с охраной окружающей среды, в которой мы бы не участвовали. Завершаем процесс ратификации Парижского соглашения по климату, которое получило очень серьезное подкрепление в декабре прошлого года в польском городе Катовице, где был согласован механизм его реализации. Это было принципиально важно для нас, чтобы понимать, как Парижское соглашение, которое имеет рамочный характер, будет реализовываться на практике.

В том, что касается выполнения нормативов Рамочной конвенции ООН об изменении климата, мы их не нарушаем. Мы среди лидеров по выполнению этих нормативов. Причины разные, но пока это так. Думаю, мы будем оставаться в пределах нормы еще долгие годы. Тем временем, будем внедрять современные технологии, в том числе мусороперерабатывающие.

Помимо самих технологий, нужно более строго следить за тем, как люди ведут себя в общественных местах. Честно скажу, в Москве и в Петербурге стало чище. Но, наверняка, это все пока неидеальные решения.

Вопрос: В Воронежской области и по всей России очень много заповедников, у которых хорошо развиты инфраструктура и транспортная доступность. За счёт чего в Россию можно привлечь иностранных граждан, развить экотуризм, вывести его на новый уровень? Возможно, Вы знакомы с проектами в других странах, которые смогли как-то привлечь зарубежных граждан и развить экотуризм?

С.В.Лавров: Нельзя из Москвы давать всем советы о том, как им на местах развивать экологический туризм и многие другие вещи. Проживающие там люди лучше других знают, что у них уникального, какая история у этого края, чем они гордятся. Сделать это привлекательным для иностранцев, наверное, не так сложно. Необходимо немного умения, привлекать туристических операторов и специалистов по истории, обустроить инфраструктуру. Но я не могу давать советы. Знаете, если мы будем говорить, что в Финляндии есть место, где Дед Мороз живет, и туда все едут. Так и в Великом Устюге есть Дед Мороз и к нему все ездят. Здесь обязательно должна быть местная специфика.

МИД России помогает двигаться к этой цели тем, что мы последовательно расширяем безвизовое пространство для путешествий наших граждан. 95 стран уже имеют с нами соглашения о безвизовом режиме. Почти вся Латинская Америка стала безвизовой. Понимаю, что это далековато, но у нас безвизовый режим с большинством наших соседей. Сейчас мы движемся к внедрению электронных виз на всей территории России. Они уже применяются на Дальнем Востоке на территории свободного порта Владивосток, в Калининграде и с осени этого года будут применяться в Петербурге и Ленинградской области. Прицел такой, чтобы где-то через полтора года все наши партнеры могли пользоваться электронными визами для въезда в Российскую Федерацию, что, конечно, будет стимулировать туризм, в том числе экологический.

Вопрос: В последнее время в российских городах распространена незаконная реклама наркотиков и иная пропаганда асоциальных явлений. Я считаю, что этот вопрос очень важен и  его нужно оперативно решать. Мое решение: выявлять и устранять данную рекламу новыми способами – не закрашивать, а именно удалять пескоструйным оборудованием. Как Вы считаете, нужно ли оперативно удалять данные надписи и рисунки? Обсуждаются ли вопросы наркоугрозы на международном уровне?

С.В.Лавров: Я против любой рекламы наркотиков. Насчет пескоструя, наверное, у нас есть специальные службы, имеющие в распоряжении данное оборудование. Я против любой рекламы, будь то на стенах или в социальных сетях, что тоже является большой проблемой.

Россия занимает принципиальную позицию. На международном уровне эта проблема обсуждается давно. Существует Международный комитет по контролю над наркотиками, который собирается несколько раз в год в Вене. В Венском отделении ООН есть Управление по наркотикам и преступности (УНП ООН), которое на данный момент возглавляет гражданин России в ранге заместителя Генерального секретаря ООН.

Я участвовал в министерском заседании Международного комитета по контролю над наркотиками весной этого года, где мы подтвердили нашу позицию. Она заключается в следующем: есть три основополагающих универсальных конвенции о борьбе с наркобизнесом в различных его проявлениях. Они были приняты достаточно давно и должны, по нашему убеждению, оставаться незыблемыми. Сейчас много попыток размыть эти конвенции, которые запрещают любое применение наркотиков. Много попыток либерализовать так называемые легкие наркотики в медицинских и рекреационных целях. Мы все понимаем, о чем идет речь. Считаем, что это будет началом скольжения по наклонной плоскости. Осуждаем действия тех государств, которые легализуют легкие наркотики – каннабис и прочие. Это произошло в Канаде, происходит в некоторых странах Европы. Будем препятствовать тому, чтобы эти нормы, которые каждая страна вправе у себя вводить, хотя это является нарушением международных конвенций, приобретали универсальный характер. Такие попытки существуют.

Есть и в России некоторые структуры, которые с либеральных позиций предлагают не слишком озабочиваться тем, что легкие наркотики получают распространение, что это помогает снимать стресс и утолять боль в тех случаях, когда другие средства не помогают. Это очень опасная тенденция, мы выступаем против.

Отмечу, что в гражданском обществе очень серьезную работу проделывает Национальный антинаркотический союз. Это неправительственная организация (НПО), которая создана и возглавляется бывшими наркозависимыми ребятами. Я участвовал в нескольких мероприятиях, которые они проводят. Это мероприятия с членами семей, детьми, волейбол, футбол, приглашение артистов. Когда я участвовал в одном из таких мероприятий в Крыму, мы были с Н.В.Расторгуевым. Это по-настоящему здоровое движение. Не зря оно уже признано в ООН, они выступали в Нью-Йорке. Они признаны и в Венском отделении ООН, являются партнерами Управления ООН по наркотикам и преступности. Принцип, который они продвигают во всех своих контактах – «драг фри» (drug free) – вообще без каких-либо наркотиков: тяжёлых, легких, полулегких, любых. Считаю, что они возвращают людей к нормальной жизни очень здоровыми методами, и мы будем из этого исходить в том числе, продвигая опыт этой НПО на межправительственных площадках.

Вопрос: Страны ООН, в том числе Россия, подписали Цели устойчивого развития. Какие из этих 17 целей являются приоритетными для России и приведут к быстрому переходу к цикличной экономике? Будут ли создаваться международные комитеты по проблемам экологии?

С.В.Лавров: Приоритетными являются все 17 целей, потому что очень важно не позволять раздробить этот компромиссный пакет, который может быть реализован исключительно целиком, когда будет продвижение вперед по всем 17 целям. У наших западных коллег есть искушение «вырывать» выгодные им цели и делать их приоритетными. Например, среди них есть проблематика, связанная с правами человека. По понятным причинам Запад уделяет ей особое внимание. Периодически на различных форумах они хотят предлагать решения, которые будут ставить права человека чуть ли не превыше всех остальных целей. Это неправильно. При этом они трактуют права человека только в гражданско-политической плоскости. Хотя социально-экономические права человека не менее узаконены в международном праве.

Есть два ключевых международных пакта – Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Стоит упомянуть, что США не участвуют в последнем пакте. Западные партнеры всячески приглушают, принижают на площадках ООН социально-экономические права, хотя в их интересах было бы заниматься этими правами. Тем более сейчас, когда наступает кризис миграции, в Европе проявляется недовольство различными социально-экономическими реформами. Если мы говорим о документах ООН, есть социально-экономические права развивающихся стран. Ультралиберальная западноцентричная модель доказала свою неспособность решать экономические проблемы человечества, неспособность сделать так, чтобы повсеместно повышался уровень жизни, решались социальные проблемы, задачи ускорения экономического роста. Эта модель ориентирована на то, чтобы жить за счет других. Действия, которые мы сейчас наблюдаем, попытки сохранить свое доминирование, обеспечить себе преимущества в экономике и других сферах нечистоплотными методами – это та самая линия, когда проявляется эгоистичное желание жить за счет других. Мы выступаем за то, чтобы подход к реализации Целей устойчивого развития был равномерным, с упором на создание базиса решения материальных проблем, развитие всего человечества.

Нужно помогать странам «третьего мира», исходя хотя бы из чистого прагматизма. Европа стала страдать от наплыва мигрантов после того, как НАТО бездумно, незаконно, в нарушение резолюций СБ ООН разбомбила Ливию. Интересный момент, если говорить про экономику и торговлю. Когда они стали задумываться о том, как быть с мигрантами, и поняли, что помимо вопроса, куда их расселять и на основе каких принципов, есть еще проблема «на месте», у источника этой ситуации. Стали говорить о необходимости помочь странам Африки создавать рабочие места. Чем все кончилось? К сожалению, ничем. Основные рабочие места в странах Африки, откуда идет поток мигрантов в Европу, в сельском хозяйстве. Для того, чтобы создавать там рабочие места, нужно обеспечить конкурентные возможности для сельскохозяйственной продукции африканских стран. Европейцы не могут этого сделать и едва ли смогут, потому что одна из опор ЕС – это огромные субсидии для европейского сельского хозяйства. Они его субсидируют, создавая односторонние преимущества на продовольственных рынках. Если убрать эти субсидии, тогда африканская сельскохозяйственная продукция получила бы дополнительные возможности честно конкурировать. Но Европа не может на это пойти. Получается замкнутый круг. А продовольственная безопасность также одна из Целей устойчивого развития.

Мы за то, чтобы подходить ко всему в комплексе и не вырывать искусственно из тщательно, долго согласовавшегося пакета какой-то один аспект.

Что касается структур, то при Рамочной конвенции ООН об изменении климата (Россия является ее участником) создан Зеленый климатический фонд, в который мы вносим добровольные взносы. Последний взнос был около трех миллионов долларов. Не ахти какие деньги, но это подчеркивает нашу приверженность совместной работе по решению вопросов, связанных с изменением климата, и в целом проблем окружающей среды.

Вопрос: Когда, по вашему мнению, качественно изменится ситуация, сложившаяся в ДНР и ЛНР? Что еще Россия может сделать для соотечественников, проживающих на этих территориях и страдающих от людей, получивших власть на Украине?

С.В.Лавров: Мы будем делать все, что от нас зависит, в рамках достигнутых в Минске в феврале 2015 года и единогласно одобренных СБ ООН договоренностей. Когда говорят, что любой шаг России в отношениях с этими Республиками является нарушением Минских договорённостей, это ложь. В Минских договорённостях не запрещено поддерживать социальное и экономическое положение этих территорий. Напротив, там содержится требование к Киеву, который подписался под этим, обеспечивать экономическое взаимодействие, бесперебойную выплату всех социальных пособий, пенсий. Вместо того при Президенте Украины П.А.Порошенко была объявлена полная транспортная и экономическая блокада этих территорий. Были созданы условия, которые делают практически невозможным получение пенсий, пособий. Для этого нужно пересекать линию соприкосновения. Там огромные очереди. Люди в возрасте с трудом могут вынести это испытание. Есть также многие другие препятствия, о которых хорошо известно. Когда Россия для того, чтобы эти люди имели возможность хоть каким-то образом быть социально защищенными, объявила о том, что они смогут в упрощенном порядке получать российские паспорта, поднялся шум, что Москва подрывает Минские договорённости. Никто не вспоминает о том, что паспорта своим соотечественникам, проживающим на Украине, выдают венгры, румыны, поляки, и делают это многие годы. Ни у кого это не вызывает никаких вопросов.

Еще один момент. Киев категорически не хочет обеспечивать последовательность шагов, записанную в Минских договорённостях. Там сказано: разведение сил и средств, одновременно принятие закона об амнистии всех участников этого внутриукраинского конфликта, одновременно начало прямых переговоров между Киевом, Донецком и Луганском о подготовке к проведению выборов, принятие закона об особом статусе ДНР и ЛНР, закрепление этого статуса в Конституции Украины, проведение после этого выборов, формирование органов власти на этих территориях, потом восстановление Киевом полного контроля над всей протяженностью границы с Российской Федерацией. Такая последовательность. Нам сейчас говорят (мы слышим это из Киева от команды В.А.Зеленского), прямого диалога не будет, давайте созывать «нормандский формат» и позовем американцев с англичанами, пригласим поляков, которые проявляют интерес. Амнистия – это дело, которое можно обсуждать. Выборы следует проводить, только когда всю территорию этой части Донбасса займут тысячи вооруженных тяжелым вооружением миротворцев ООН и прочее. Здесь опять подмена понятий. Есть Минские договорённости, которые нужно только прочесть и увидеть, что нужно делать. Вместо этого говорят о том, что Россия должна выполнить Минские договорённости и, прежде всего, обеспечить, чтобы эти Республики пустили украинских военнослужащих на границу, чтобы они запустили к себе оккупационные силы под флагом ООН, а эти оккупационные силы заменят все структуры в Донецке и Луганске и сами проведут выборы, как им надо. Я сейчас не утрирую. Ровно это наши американские коллеги предлагают в качестве своего видения выполнения Минских договорённостей.

Помимо того, что мы будем и дальше поддерживать дончан и луганчан гуманитарной помощью, содействием в решении социальных проблем, паспортизацией тех, кто не может иначе обеспечить свои гражданские права, будем жестко отстаивать на международной арене необходимость строгого выполнения Минских договорённостей. Будем готовы встречаться и в «нормандском формате», но для этого необходимо сначала выполнить то, о чем договаривались «нормандские» лидеры почти три года назад в октябре 2016 года. На крайнем саммите «нормандского формата» лично президентами России, Украины, Франции и Канцлером Германии были приняты два ключевых решения об обеспечении разведения сил и средств на трех участках линии соприкосновения, что саботировалось до последнего времени Украиной. Недавно процесс начался, но он не завершен, и все зависит от украинской стороны. Второе решение было о том, чтобы закон об особом статусе этой территории вступил в силу в предварительном плане в день выборов, а на постоянной основе – с закреплением в Конституции – когда наблюдатели ОБСЕ опубликуют свой окончательный доклад, подтверждающий, что выборы были свободными и справедливыми. Об этом при мне договорились четыре лидера, включая украинского президента. С тех пор и в Контактной группе, и в «нормандском формате» Украина отказывается положить эту «формулу Штайнмайера» (нынешнего Президента Германии, который в то время был министром иностранных дел) на бумагу и сделать ее юридически оформленной. Ключевым является налаживание прямого диалога, обязательство Киева вступить в прямой диалог с Донецком и Луганском. Киев от этого категорически открещивается. Это прямое нарушение обязательств, утвержденных СБ ООН. Наши западные партнёры вместо того, чтобы высказывать демагогические, абсолютно бездоказательные обвинения в адрес России, должны все-таки приструнить своих киевских коллег, которым они покровительствуют, и заставить их выполнить то, о чем было принято решение высшего органа ООН.

Вопрос: В связи с быстрорастущей численностью населения и нехваткой природных ресурсов во множестве стран, например в Африке, есть ли опасность в мировом обществе в XXI веке возникновения военных конфликтов из-за борьбы за природные ресурсы?

С.В.Лавров: По большому счету применение силы в борьбе за природные ресурсы никогда не прекращалось. Если вы посмотрите на историю XXI века, то 2003 год – Ирак, 2011 год – Ливия. В обоих случаях под абсолютно надуманными предлогами, в грубейшее нарушение Устава ООН применялась вооруженная сила в решающей степени, как Вам скажет любой серьезный аналитик, с учетом того, что эти страны богаты углеводородами. Такой риск есть всегда. Как Вы понимаете, наличие международно-правового требования урегулирования споров мирным путем пока, как показывает практика, не останавливает, прежде всего, наших американских коллег. Их поддерживают порой британцы, французы, один раз – Германия (когда началась операция в Ливии). Мы же не будем идти с ними на военный конфликт. Это было бы безумным, и лишь разгорячило бы ситуацию. Нам это не нужно. Мы заинтересованы в стабильности. Но мы раньше поднимали и будем продолжать поднимать мировое сообщество на противодействие этим противоправным шагам, требуя в ООН от них ответственности за свою деятельность. Мобилизация голосов с осуждением подобной практики будет играть определённую роль. Она едва ли до конца остудит горячие головы в нынешней американской Администрации, которые продолжают делать воинственные заявления (уже собираются выводить оружие в космос, что будет категорически неприемлемо для большинства стран и будет противоречить позиции, которую продвигает подавляющее число членов ООН о предотвращении гонки вооружений в космосе).

Тем не менее, такие планы уже анонсированы. Как и то, что ракеты средней и меньшей дальности (после того, как американцы разрушили договор о запрещении этих ракет наземного базирования) будут развертываться в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Причем, когда делалось это объявление, никто не спрашивал те страны, где американцы собираются размещать эти новые виды ракет средней и меньшей дальности.

В отношении Латинской Америки из Вашингтона звучали заявления о том, что «доктрина Монро» никуда не делась», «надо сместить режим в Венесуэле», «следующими будут Куба и Никарагуа». Если взять все это вместе, то создается впечатление, что люди, которые произносят такие вещи и собираются воплощать их в жизнь, живут в какой-то другой эпохе – колониальной, постколониальной – и совершенно не ощущают реальности современного мира. В этом же ряду упомяну и последние доктринальные документы США, которые существенно понижают порог применения ядерного оружия, создают ядерные заряды малой мощности.

В целом США – это уже можно сказать со всей ответственностью – взяли курс на развал всей системы контроля за вооружениями, обеспечения международной стратегической стабильности. Вслед за Договором об ограничении систем противоракетной обороны, из которого США вышли в начале века, сейчас они разрушили Договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). Уже звучат заявления, что Договор о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), действие которого истекает в феврале 2021 г., тоже «устарел» и «не отвечает американским интересам», «нет смысла сохранять двусторонние каналы с Российской Федерацией по контролю над вооружениями, а нужно вовлекать Китай», прекрасно понимая, что Китай не даст на это согласия. Судя по некоторым звучащим из Вашингтона заявлениям, уже готовится почва для того, чтобы окончательно поставить крест на участии США в Договоре о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который был в свое время величайшим достижением мировой дипломатии.

Цель таких негативных, неконструктивных шагов может заключаться только в одном: чтобы США имели полную свободу рук в решении вопросов своей военной политики и не были бы связаны никакими международными обязательствами. Это печально. Это огромный шаг назад от тех достижений в сфере контроля над вооружениями, которые были сделаны во второй половине прошлого века и в начале нынешнего.

Вопрос: Я являюсь представителем самопровозглашенной непризнанной Приднестровской Молдавской Республики. Хотела бы задать вопрос о статусе нашей Республики. Единственная страна, которая признала нашу независимость от Молдовы – это Российская Федерация. Россия всячески поддерживает нас. По результатам референдума население нашей Республики хочет присоединиться к России. Есть ли у Правительства Российской Федерации планы на этот счет?

С.В.Лавров: Должен уточнить сказанное Вами. Российская Федерация не признавала Приднестровскую Молдавскую Республику (ПМР). Россия является участником процесса, который призван урегулировать этот конфликт на основе соответствующих принципов.

Во-первых, это согласованный с Тирасполем особый статус ПМР в составе Республики Молдова при понимании, что Молдова сохраняет свой суверенитет, т.е. не будет никем поглощена как государство, и останется в нейтральном статусе, т.е. не будет вступать в военно-политические блоки.

Эти принципы были согласованы много лет назад, еще в начале 2000-х гг. На их основе был готов к подписанию документ – т.н. «План Козака», подготовленный нынешним вице-премьером Д.Н.Козаком и парафированный в Тирасполе и Кишиневе. Но в последний момент, буквально за несколько часов до того, как всем участникам церемонии нужно было собираться на подписание, наши коллеги из Евросоюза запретили тогдашнему президенту Молдавии В.Н.Воронину подписывать этот документ по одной простой причине – потому что это будет дипломатическим успехом Российской Федерации. Вот вам и все критерии, которыми руководствуются наши западные партнеры зачастую и по многим кризисам современного мира. Поэтому принцип, о котором я сказал – особый статус в рамках суверенной нейтральной Молдовы – является оптимальным. На его основе работает т.н. механизм «пять плюс два», где «два» – это Тирасполь и Кишинев, а «пять» – это Россия и Украина в качестве содействующих посредников и гарантов урегулирования, ОБСЕ как посредник, США и Евросоюз как наблюдатели. Этот механизм используется время от времени, потом наступает пауза, потом начинаются споры, вести ли в рамках этого механизма разговор сразу о политическом решении либо начать с малых шагов – восстановление сообщения, автомобильные номера, ремонт моста и т.д.

Мы считаем, что нужно двигаться параллельно. Конечно, малые шаги укрепляют доверие между двумя берегами Днестра. Но прицел должен оставаться неизменным. По крайней мере, в этом заключается позиция Российской Федерации, которой мы руководствуемся в наших контактах и с друзьями из Тирасполя и с молдавским правительством.

Вопрос: Все чаще попадаются статьи о т.н. «предначертанном» геополитическом одиночестве России. В них говорится о том, что в силу величия нашей страны у нее не может быть друзей, а всегда будут только конкуренты. Как Вы считаете, близка ли эта точка зрения к истине и возможна ли вообще дружба в мировой политике?

Пользуясь случаем, хочу сказать, что я – студент-международник и хотела бы на практику в МИД.

С.В.Лавров: Я так понимаю, на первый вопрос можно не отвечать.

Если серьезно, о какой изоляции может идти речь? Посмотрите на количество гостей, которые к нам приезжают. Если брать МИД, то за истекающий год только министров приезжало порядка 50, не считая их заместителей и директоров департаментов. Я регулярно бываю за границей по приглашению – я же не сам напрашиваюсь. О каком политическом одиночестве может идти речь?

В этом году я посетил 8 стран Африки, 9 стран Латинской Америки, целый ряд Европейских стран – и их представители к нам приезжали, и я их посещал. Буквально через несколько дней у нас с визитами будут Министр иностранных дел ФРГ Х.Маас, Министр иностранных дел Мальты К.Абела. Это нескончаемый поток.

Если брать высший уровень, можно проанализировать, как много мировых лидеров заинтересованы в контактах с Президентом Российской Федерации и просят принять их в России или приглашают В.В.Путина к себе. В ближайший понедельник состоится встреча в летней резиденции Президента Франции Э.Макрона, которая будет посвящена общемировым, общеевропейским принципиальным проблемам, в том числе связанным со стратегической стабильностью.

Если взять результаты голосования в ООН, как я уже упоминал, можно увидеть, что нас поддерживают, с нашими позициями солидарны подавляющее большинство государств-членов ООН.

Хочу особо подчеркнуть, что при этом мы, конечно же, не отказываемся от своей самостоятельности. Россия – одна из немногих стран, которая может позволить себе роскошь, по современным понятиям, быть самостоятельной и самодостаточной. Таких стран немного. Мы всегда будем отстаивать свое право иметь голос, отражающий наши подходы и интересы в международных делах. Будем защищать свои интересы на любых переговорах, но всегда будем готовы к компромиссам, которые будут основываться на балансе интересов. Если баланс интересов участников переговоров справедливый и закрепляется в международно-правовом виде, то это – продвижение вперед, повышение стабильности в международных делах, устойчивости и предсказуемости в той сфере, по проблемам которой эти переговоры велись. Еще раз подчеркну, мы не можем отказаться от своей самостоятельности. Но она не просто придумана нами, а опирается на уважение международного права, в котором закреплен принцип суверенного равенства государств и недопустимости вмешательства в их внутренние дела.

Это серьезный вопрос. Помните, когда в начале эпохи современной России, после распада Советского Союза и до второй половины 1990-х гг. были иллюзии о том, что нас ждут в Евросоюзе, НАТО. Многие представители нашей элиты, как сейчас принято говорить, испытывали искушение влиться в западный мир, освоить там свое место и быть частью западной цивилизации. Но нас там никто не ждал. И как только в начале 2000-х гг. на Западе поняли, что Россия все-таки не хочет терять свое лицо, растворяться в западном мире (а он предполагает очень жесткое правило единоначалия, и вы понимаете, где «начальник» находится), интегрироваться в эту либеральную систему, у Запада сразу стали возникать претензии по отношению к новой России. К нам сразу стали присматриваться и выдвигать различные условия, которые и привели к тому, что Президент В.В.Путин в 2007 г. на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности назвал вещи своими именами и показал, что на условиях, которые Запад пытался нам навязать и в рамках которых нам отводилась роль ведомого, мы работать не можем. Российский Президент пригласил всех к честному, демократичному, справедливому сотрудничеству на основе равноправия. Отсутствие готовности Запада откликнуться на это предложение остается коренной причиной того, что мы сейчас наблюдаем в наших отношениях с США, Евросоюзом и другими западными странами.

Иногда говорят, что, разочаровавшись в Западе, Россия развернулась на Восток. Это упрощение. Мы никогда не отворачивались от Востока. Мы не можем этого сделать – мы там расположены. Мы – большая часть евразийского континента. Я уже говорил о том, что эту часть нам надо осваивать активнее. Те меры, которые сейчас предпринимаются, должны дать результат. Когда «локомотив» мирового развития переместился из Европы в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), конечно, мы стали уделять гораздо больше внимания восточному направлению.

Когда у нас с Китайской Народной Республикой возникло огромное количество взаимовыгодных проектов в сфере атомной и углеводородной энергетики, в космосе, во многих других высокотехнологичных сферах; когда у нас появился очень перспективный потенциал в отношениях со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН); когда нас стали заинтересованно приглашать в структуры, которые существуют в АТР – Восточноазиатские саммиты, Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), Совещание министров обороны АСЕАН с диалоговыми партнерами («СМОА плюс») – то мы, конечно же, не могли отказываться от этого. Мы были заинтересованы в том, чтобы та часть нашей страны, которая находится в АТР, полноценно участвовала во всех интеграционных процессах и тем самым обеспечивала выгоду и для всей России в целом.

С учетом нашей судьбы, географии, истории, подвигов наших предков, мы не можем поворачиваться либо на Запад, либо на Восток. Не зря на нашем гербе – двуглавый орел еще со времен Российской Империи. Нам не грозит одиночество. Мы всегда будем иметь союзников, единомышленников, друзей при понимании, что наши интересы всегда будут обеспечиваться.

 

Здание посольства России в г.Кингстон

Уважаемые посетители,

Приветствуем Вас на официальном сайте Посольства России в Ямайке. Надеемся, что здесь Вы найдете полезную, актуальную и интересную информацию о российско-ямайских отношениях. Также Вы можете следить за происходящими событиями на нашей новостной ленте в twitter и присоединиться к нам на странице в Facebook.